Россия в гонке высоких технологий

        В разворачивающейся глобальной высокотехнологической гонке, как правило, основное внимание уделяется таким лидерам, как США, Европейский Союз, Китай, Япония, и «азиатским тиграм». Однако и на постсоветском пространстве идут активные научно-технологические процессы, в центре многих из которых стоит Россия. Хотя Барак Обама когда-то назвал ее «страной-бензоколонкой», низведя до статуса простого поставщика сырья из третьего мира, тем не менее, это утверждение, конечно же, не соответствует действительности. Да, экспорт природных ресурсов по-прежнему приносит львиную долю валютных поступлений в российский бюджет, однако в последние годы научные и технологические прорывы в некоторых областях заставили говорить о РФ как о полноценном участнике конкурентной борьбы в рамках утверждения нового технологического уклада.

  Финансирование научной сферы

         Нужно сказать, что в России имеется солидная база для осуществления научно-технологического рывка. По некоторым данным, в стране активно работает примерно 4,5 тысячи центров, занимающихся различными вопросами научных исследований и развития современных технологий (R&D centers). Кроме того, государство само нацелено на дальнейшее укрепление научно-исследовательского фундамента, о чем говорит национальный проект «Наука», который предусматривает создание 900 новых лабораторий при поэтапном увеличении общего финансирования. В 2019 году на проект «Наука» будет потрачено 34,3 млрд. рублей, в 2020 г. – 40,4 млрд. и в 2021г. – 52,1 млрд. В целом же, в ближайшие три года РФ направит на военные исследования и фундаментальную науку 2,38 трлн. рублей.

       Принимая во внимание сложную геополитическую ситуацию, в которой оказалась Москва, ее инвестиции в науку и производство будут направлены не только на создание новых прорывных технологий, но также на снижение зависимости от импортных продуктов, которые попадают или могут попасть под западные ограничительные санкции. Например,  на период 2019–2021гг. выделено 7 млрд. руб. на субсидии российским компаниям, проводящим научно-исследовательские и технологические работы по созданию производства газовых турбин большой мощности.

       Как известно, в июле 2017 году разгорелся скандал вокруг поставки четырех газовых турбин компании Siemens (Германия) в Крым, которые должны были быть установлены на новой электростанции в обход санкций ЕС, запрещающих поставки на полуостров технологий в сфере энергетики. ЕС и Минфин США за это наложили санкции на ряд российских компаний и бизнесменов. Сам Siemens подал иск в российский суд о признании недействительной сделки на поставку четырех газотурбинных установок в Крым и возврате этого имущества, однако суд отказал немецкой компании. Это случай показал высокую уязвимость российской энергетики и заставил правительство приступить к стимулированию собственных разработок в этой сфере.  

       Касательно финансирования военных и научных исследований в РФ, нужно отметить, что в реальности его размеры могут превышать официально заявленные. Согласно исследованию экспертов «Российской академии народного хозяйства и государственной политики» (РАНХиГС) и «Института экономической политики имени Гайдара», в проекте бюджета на 2019 год правительство засекретило расходы почти на 3 трлн. рублей. Так, засекречены 95,2% данных о расходах на прикладные научные исследования и 90,6% данных о расходах на научные исследования в области национальной обороны. Расходы на прикладные научные исследования в области национальной экономики засекречены на 10,2%.

 Инновации ВПК

       Учитывая высокое финансирование военных разработок, неудивительно, что именно в этой сфере Россия показывает наиболее выдающиеся результаты, где она уже опережает своих основных конкурентов в лице США и Китая, например, в ракетных технологиях. В частности, на вооружение российской армии была поставлена крылатая ракета большой дальности «Калибр», успешно протестированная в ходе боевых действий в Сирии. «Калибр» стал ответом Москвы на знаменитые американские крылатые ракеты «Томагавк».

       Много шума наделал ракетный комплекс «Кинжал», способный развивать скорость в 10 махов (10 скоростей звука), в силу чего не может быть перехвачен нынешними средствами ПРО Соединенных Штатов. На Западе «Кинжал» прозвали «убийцей авианосцев», и его появление стало серьезным вызовом для американских научных кругов, которым в ближайшие годы необходимо будет найти противоядие, поскольку в противном случае «Кинжал» обесценивает всю традиционную доктрину военно-морской мощи США, построенной на базе авианосных группировок.

       Вызовами для США становятся также ракетные комплексы «Циркон» (11 тыс. км в час) и «Авангард» (27 махов), против которых также пока нет адекватных средств борьбы и которые ставят под удары американские проекты в области ПРО в Восточной Европе и на Аляске, а также центры управления внутри США. Пока ничем не могут ответить военные научные центры США на появление крупнейшей в мире российской роботизированный торпеды проекта «Статус-6» («Посейдон»), которая предназначена для атак на прибрежные территории и авианосные группы противника.       

       Успехи РФ заметны и в области разработки такого перспективного типа вооружений, как лазерное оружие. В декабре 2018 года на опытно-боевое дежурство были поставлены лазерные комплексы «Пересвет», способные отражать атаки с воздуха и даже, как заявлено, бороться со спутниками на земной орбите. «Пересвет» стал ответом на американский проект создания лазерной пушки Laser Weapon System (LaWS) и проект HELIOS компании Lockheed Martin, которая получила заказ от Пентагона на разработку лазерного оружия для эсминцев типа Arleigh Burke.

        Москве также удалось ликвидировать отставание от США в области средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и захватить лидерство в сфере противоракетной обороны. Российские комплексы  С-300 и С-400 стали проблемой для американских оружейников, поскольку могут создать потенциальную угрозу для реализации на внешних рынках самолетов пятого поколения, таких как многоцелевой истребитель F-22 и многофункциональный истребитель-бомбардировщик F-35. Ожидается, что в ближайшее время будет поставлен на дежурство комплекс ПВО-ПРО нового поколения С-500, в состав которого входит ракета с собственной системой интеллекта, позволяющей ей анализировать данные РЛС, электронику, принимать самостоятельные решения по высоте, скорости и направлению полета. Среди характеристик С-500 можно отметить способность поражать одновременно 10 баллистических сверхзвуковых целей и перехватывать самолеты пятого поколения.

        Все вышеприведенное представляет собой только часть разрабатываемых или поступающих на вооружение новых видов оружия. Можно еще упомянуть танк «Армата», ставший новым словом в танкостроении, разработку перспективного многофункционального истребителя пятого поколения «Су-57» и нового сверхзвукового стратегического ракетоносца «Посланник», ведущиеся разработки наземных робото-технических комплексов, таких как «Уран-9», прошедших испытания в Сирии, а также разработки военной экипировки типа «Ратник», третье поколение которого будет представлять собой сложнейшую модульную систему с активным экзоскелетом, средствами защиты, поражения, управления, жизне- и энергообеспечения. Естественно, что создание всего этого передового вооружения невозможно без наличия мощной научной и производственной базы, финансирования и долгосрочного стратегического планирования.

 Космическая конкуренция

 Россия остается ключевым игроком и в таком важном компоненте процесса становления новой технологической эпохи, как космические технологии, где разворачивается гонка с участием США и Китая. Цель гонки – создание нового поколения пилотируемых и грузовых космических кораблей, окололунных орбитальных станций и организация экспедиций на спутник Земли для осваивания ее ресурсов. В долгосрочной перспективе возможна организация экспедиций на Марс. НАСА уже подготовила план на ближайшие 20 лет, в котором обозначены вышеуказанные цели. При этом агентство планирует более широко использовать потенциал американского бизнеса.

       В частности, идет сотрудничество с компанией Илона Маска SpaceX, которая запустила к МКС в начале марта 2019 года корабль Crew Dragon с манекеном на борту. Также активно развивается сотрудничество с Boeing вокруг создания и запуска многоразового пилотируемого транспортного корабля Starliner, и компанией Lockheed Martin, которой НАСА доверила разработать концепцию орбитальной станции Mars Base Camp. Свой интерес к участию в технологической гонке проявляет американский миллиардер, основатель Amazon Джефф Безос, который основал для этого аэрокосмическую компанию Blue Origin. Американцы считают, что освоение ближнего и дальнего космоса будет иметь мощный экономический и технологический эффект для их экономики и сохранения глобального лидерства.

       Свои проекты планирует реализовать Китай, который уже обладает своей пилотируемой космонавтикой и в январе 2019 года впервые в истории человечества успешно отправил космический зонд «Чанъэ-4» с луноходом «Юйту-2» на обратную сторону Луны, с помощью которых были проведены важные научные эксперименты по выращиванию растений в условиях высокой радиации и низкой гравитации.

       Россия также готовит свой ответ, который будет заключаться в разработке новой тяжелой ракеты-носителя класса «Енисей», способной доставлять на низкую околоземную орбиту 70 тонн полезной нагрузки. Ожидается, что она будет создана к 2028 году. Под ее запуск с 2026 года на космодроме «Восточный» начнет создаваться соответствующая инфраструктура. Стоимость финансирования обоих проектов составит 1,5 трлн. рублей. Ракета-носитель «Енисей» позволит приступить к реализации лунной программы. Согласно имеющейся информации, отправка первой российской пилотируемой экспедиции на Луну может состояться в 2031 году. На 2032-2033 годы на спутник Земли запланированы доставка и испытание российского тяжелого лунохода с экипажем космонавтов. С 2034 года может начаться строительство лунной базы.

       Напряжение в новой космической гонке постепенно нарастает, что показывают слова премьер-министра Дмитрия Медведева, который подверг острой критике работу «Роскосмоса» и поставил задачу повысить интенсивность работы и активней коммерциализировать национальную космическую отрасль для увеличения доли РФ на международном рынке космических услуг.

 Гражданский рынок ИТ-технологий

        В последние годы довольно быстрыми темпами развивается российский гражданский рынок новых технологий, благодаря многим факторам и в первую очередь наличию большого количества специалистов точных наук. Российские вузы ежегодно готовят более 200 тысяч человек по связанным с технологиями дисциплинам. Представители крупнейших западных высокотехнологических компаний, таких как Microsoft и Google, указывают, что российские разработчики программного обеспечения являются одними из лучших в мире, когда дело доходит до поиска инновационных решений сложных ИТ-задач. Причину этого они видят в том, что такие направления, как математика и физика, являются очень популярными среди россиян, в отличие от Европы и США, вследствие чего Россия никогда не испытывала недостатка в талантах в ИТ-сфере. Россия является одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам полной занятости в науке – 428,9 тыс. человек в 2016 г. В IT-индустрии РФ работают приблизительно 140 тысяч человек и более 2 тысяч профильных компаний.

       Немаловажным фактором развития рынка информационных технологий в РФ являются большие масштабы внутреннего рынка, который по числу потребителей с доступом к интернету стал крупнейшим в Европе (90 млн. пользователей, или 75% населения). Немецкая деловая газета Handelsblatt, часто критически настроенная по отношению к Москве, отмечает, что Россия превращается в «великую IT-державу», поскольку российские IT-компании отличаются профессионализмом и инновационностью, хотя в стране пока и отсутствует крупный глобальный игрок.

       В качестве примера успешной российской компании немецкая газета приводит «Яндекс», доход которого в 2018 году вырос на 36% до 1,8 млрд. долл., а чистая прибыль – на 430% до 660 млн. долларов. При этом отмечается, что прибыли российских ИТ-компаний, скорее всего, будут расти, благодаря общему росту оборотов в электронной коммерции. Handelsblatt ссылается на прогноз инвестиционного банка Morgan Stanley (США), согласно которому, розничный онлайн-оборот товаров и услуг в России может вырасти с 18 млрд. долларов в 2017 г. до 31 млрд. в 2020 году и 52 млрд. к 2023 году.

       Среди успехов российских компаний особо выделяется последовательное наращивание экспорта программного обеспечения и услуг. В 2016 году он достиг 7 млрд. долларов, в 2017 году превысил 8,5 млрд., а по итогам 2018г. – 10,5 млрд., что вывело его на третье место в российском экспорте после нефти и вооружений. В географической структуре экспорта 46% пришлись на рынки США и ЕС, и только 7-8% – на рынки развивающихся стран. Российские эксперты считают, что в дальнейшем рост экспорта ПО необходимо обеспечить за счет повышения доли присутствия на развивающихся рынках, которые обеспечивают около 40% глобальных расходов на информационные технологии. По данным «Руссофта», экспорт ПО и услуг растет даже быстрее, чем продажи на внутреннем рынке. По предварительным расчетам, объем продаж на внутреннем рынке в 2018 году составил 6,33 млрд. долл. (+15%), или 36% от совокупного оборота, в то время как доля зарубежных продаж составила 64% (в 2017 г. – 62%).

        Наиболее востребованными разработками стали разработки от таких брендов, как Paragon (утилиты, касающиеся данных на жестких дисках), Abbey (система распознавания и электронные словари), Spirit (программное обеспечение для передачи видео, голоса и информации), Prompt (ПО автоматического перевода), Parallels Acronics (восстановление данных, резервное копирование), Kaspersky Lab (антивирусные программы). Между тем, несмотря на успехи российских компаний, доля цифровой экономики в России все еще остается невысокой – около 3% ВВП. Для сравнения: в развитых странах на цифровую экономику приходится в среднем 18,4% ВВП (от 10% до 35%), а в развивающихся — от 2 до 18%.

        Эксперты считают, что для улучшения ситуации необходима помощь государства как в улучшении нормативной базы, создании более благоприятных условий для развития и внедрения информационных технологий и поддержке стартапов, так и в обеспечении внешнеполитической поддержки в выстраивании связей между российскими и ведущими зарубежными компаниями. По их мнению, наиболее перспективными для развития российского рынка новых технологий могут стать следующие направления.

- Развитие и внедрение искусственного интеллекта на основе собственного национального стандарта. Предлагается основное внимание сконцентрировать на таких направлениях, как предиктивная аналитика, интеллектуальный анализ данных, обработка естественного языка, компьютерное зрение, речевые технологии и биометрия.

- Разработка и внедрение широкого спектра собственных продуктов, которые бы стали альтернативой импортным по причине роста рисков дальнейшего разрастания санкций против РФ, которые могут ударить по технологической, информационной и экономической безопасности страны. Работы по этому направлению уже идут, и целый ряд российских компаний постепенно расширяет свое присутствие на нишах внутреннего рынка, в которых ранее безраздельно правили Microsoft, Google и другие гиганты. Примером продвижения российского продукта, составляющего конкуренцию иностранному, является сервис «Мой офис» от компании «Новые облачные технологии».

       В последнее время широко обсуждается даже вопрос создания собственного российского аналога интернета, поскольку некоторые эксперты полагают, что в случае дальнейшего обострения отношений с США, последние могут попытаться отключить РФ от «глобальной паутины». В СМИ уже появилась информация о том, что Москва планирует приступить к созданию глобальной системы спутникового интернета «Сфера», предусматривающего развертывание системы из 640 малых спутников в период с 2022 по 2028 гг. и создание собственных корневых серверов DNS, независимых от Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN, Лос-Анджелес, США). Реализация этой программы должна дать мощный толчок российской инновационной сфере и обеспечить работой множество государственных и частных предприятий в области высоких технологий.

- Внедрение 5G. Авторитетная фирма Analysys Mason, специализирующаяся на глобальном консалтинге и исследовании рынка телекоммуникаций, СМИ и технологий, в своем рейтинге готовности стран к внедрению 5G на 2019 г. поместила Россию в десятку мировых лидеров вслед за Китаем, Южной Кореей, США, Японией, Германией, Великобританией, Францией и Канадой. Согласно данным Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России, до конца 2019 года в стране планируется разместить первые пилотные зоны сети связи стандарта пятого поколения, а с 2021 года – начать масштабное внедрение нового стандарта. Для сетей 5G уже выделена радиочастота для тестирования.

       Скорее всего, этот проект будет развиваться при поддержке частного бизнеса, на что указывает принятое в конце 2018 года решение МТС, «Билайн», «МегаФон» и Tele2 о совместном развитии сети 5G. Не исключено, что к развитию этого направления в качестве иностранного партнера может быть привлечена китайская Huawei, которая с марта 2018 года вышла на российский рынок «облачных» услуг, арендовав 500 стоек в дата-центрах Москвы для локализации собственных данных. Компания готовится к запуску в России платежной системы Huawei Pay и планирует в течение 2019 года начать работу в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Huawei ставит перед собой цель войти в тройку крупнейших игроков на российском рынке «облачных» решений в течение ближайших трех лет.

      О конкретных сферах сотрудничества между РФ и Huawei говорил в ходе своего недавнего визита в КНР председатель Фонда «Сколково» Аркадий Дворкович. По его словам, «Сколково» может предоставить китайской компании площади для размещения R&D-Центра на территории иннограда, а также начать обсуждение совместных исследовательских проектов в области искусственного интеллекта и кибербезопасности, а также проекты по развертыванию системы 5G в России и реализации акселерационных программ для стартапов.

 Факторы IT-перспектив

       Говоря о дальнейших перспективах развития российского ИТ-рынка, нужно отметить два позитивных для него фактора. Первый – это появление благоприятной для адаптации новых технологий среды среди менеджмента российских компаний. Согласно исследованию Business Leaders in the Age of Artificial Intelligence, подготовленному в январе 2019 г. экспертами Misrosoft, 30% российских руководителей активно внедряют искусственный интеллект, в то время как в среднем по миру этот показатель равен 22,3%, а в такой ведущей европейской экономике, как Франция – всего 10%. Исследование отмечает, что российские руководители оказались более практичны в вопросах применения ИИ в бизнесе, по сравнению со своими зарубежными коллегами. Среди основных приоритетов использования ИИ ими были названы: постановка правильных целей (32%), разработка бизнес-идей (26%), определение новых возможностей рынка (25%) и принятие решений (23%). В опросе приняли участие 800 менеджеров высшего звена из Франции, Германии, Италии, Нидерландов, России, Швейцарии, Великобритании и США (выборка – 100 респондентов на страну). Рассматривались крупные компании со штатом более 250 человек.

       Вторым позитивным фактором можно считать наличие в России огромных запасов редкоземельных металлов, которые играют ключевую роль в создании множества цифровых технологий Индустрии 4.0. Среди крупнейших российских месторождений можно назвать Томторское и Чуктуконское месторождения, которые должны стать важнейшими элементами программы импортозамещения.

       В настоящее время фактическим монополистом на глобальном рынке редкоземельных металлов (РМЗ) является Китай – 80,4% мирового предложения, и большинство западных и азиатских компаний-лидеров цифровой экономики фактически зависят от него. Итальянский эксперт Франческо Канчеллато отмечает, что благодаря своим лидирующим позициям по РЗМ Пекин смог развить национальную цифровую индустрию. Так, предлагая сырье по низким ценам, китайцы обязали иностранные компании, производящие смартфоны и электронную продукцию, перенести свои заводы в Китай, создать СП с китайскими партнерами. Это позволило последним получить технологии и впоследствии самим наладить производство смартфонов по значительно более низким ценам, по сравнению с американскими и южнокорейскими конкурентами.

 Заключение

      Рост российской инновационной индустрии, безусловно, может оказать значительное влияние на развитие многих экономических сегментов постсоветского пространства, включая экономики стран Центральной Азии, и стимулировать в них собственные программы создания и внедрения высоких технологий. Это уже видно, например, по ЕАЭС, где страны-участницы приняли т.н. «Цифровую повестку до 2025 года», которая предусматривает сотрудничество в области цифровой трансформации. Примером также может служить налаживание связей между российскими ИТ-компаниями и успешным белорусским ИТ-кластером «Парк высоких технологий», который закончил 2018 год с чистой прибылью в 1 млрд. долларов.

      Для Узбекистана все эти процессы в России и ЕАЭС также могут представлять интерес, так как содержат в себе потенциальные возможности получения различного рода преимуществ, основным из которых может стать появление на пространстве СНГ собственной технологической зоны, которая позволит повысить шансы стран-членов стать участниками процесса становления нового технологического уклада. 

 

 

Рустам Махмудов

Эконоческое обозрение №3 (231) 2019

 

Комментарии