Фактор региональных соглашений

Фактор региональных соглашений

Об участии Узбекистана в ЕАЭС как способе эффективной интеграции в цепочки добавленной стоимости

Географическое положение Узбекистана усложняет развитие экспортных производств и привлечение прямых иностранных инвестиций. На конкурентоспособность узбекской продукции прямое влияние оказывают высокие транзакционные издержки. Из результатов эмпирических исследований известно, что отсутствие у стран выхода к морю снижает экономический рост как минимум на 0,5%.

Замкнутое географическое положение среди схожих по экономической структуре государств Центральной Азии (ЦА) увеличивает стоимость экспортных и импортных операций. Это сдерживает участие Узбекистана в международной торговле и прибыли от нее, привлечение прямых иностранных инвестиций в страну. Следовательно, для того, чтобы преодолеть свою географическую замкнутость, Узбекистану в целях более динамичного экономического развития следует эффективно использовать меры и инструменты торговой политики.

Для сокращения высоких затрат на ведение торговли Узбекистану, как и другим странам ЦА, необходимо предпринять меры не только по упрощению процедур торговли, оптимизации и автоматизации экспортных и импортных операций, но и шире использовать инструменты региональных и преференциальных торговых соглашений, а также членство в ВТО и региональных экономических интеграционных объединениях для расширения своего участия как в региональных, так и в глобальных цепочках добавленной стоимости.

Мировой тренд

Отличительной чертой нынешнего этапа развития мировой экономики является увеличение числа региональных торговых соглашений (Regional Trade Agreements) и глобальных цепочек добавленной стоимости (ГЦДС). Так, за период с 1948 по 1994 гг. в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) были нотифицированы 124 региональных торговых соглашения (РТС), из них к моменту создания Всемирной торговой организации (ВТО) в 1995 г. действующими были около 50 соглашений. Однако за последние 25 лет в ВТО были поданы 686 уведомлений о создании РТС. Из них, по данным ВТО на октябрь 2019 г., страны-члены организации состояли в 472 РТС, из которых фактически действующими были 294 РТС, из них по масштабу покрытия 143 относятся к РТС только по товарам, 1 – только по услугам и 150 – по товарам и услугам. Таким образом, можно наблюдать беспрецедентно высокое распространение РТС с момента создания ВТО.

Следует отметить, что столь широкое распространение числа РТС исследователи связывают с известным отсутствием прогресса в многосторонних торговых переговорах Дохийского раунда, что вынуждает страны заключать региональные и двусторонние торговые соглашения с целью более эффективного регулирования торговли.

Другая характерная черта современного этапа развития мировой экономики состоит в том, что все больше растет вовлеченность развивающихся стран в процесс заключения РТС. Так, в настоящее время из всех заключенных торговых соглашений доля РТС с участием развивающихся стран составляет более 60%, из них 39% – это соглашения между развитыми и развивающимися странами, 22% – соглашения только между самими развивающимися странами. При этом важно отметить, что для развивающихся стран РТС играют больше роль дополнительного инструмента торговой политики и могут служить «якорем» для активизации участия развивающихся стран в ГЦДС. Следовательно, невовлеченность или неучастие страны в РТС может оставить ее на периферии мирового развития.

Парадоксальность происходящего состоит в том, что, с одной стороны, большинство стран мировой экономики, являющихся членами ВТО, стремятся стать участниками многостороннего регулирования торгово-экономических вопросов (в рамках соглашений ВТО), а с другой – все больше тяготеют к сотрудничеству исключительно на региональной основе. Примечательно, что многочисленные исследования подтверждают, что РТС приводят к значительному росту двусторонней торговли, даже если участниками являются только развивающиеся страны.

Гравитационные плюсы и минусы

Узбекистан с 2017 года активизировал процесс вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО), направленный на еще большую интеграцию в мировую экономику. Как ожидается, этот процесс должен привести к комплексной трансформации экономической и правовой систем страны, а также к институциональным изменениям. Однако также очевидно, что для Узбекистана на обозримую перспективу наибольший интерес для развития торгово-экономических отношений будут представлять страны СНГ, страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а также Китай, Иран, Турция, страны ЕС и др.

На наш взгляд, рост конкурентоспособности продукции Узбекистана будет происходить в процессе развития сотрудничества и кооперации, участия его в региональных интеграционных объединениях. Поэтому для Узбекистана, наряду со вступлением в ВТО, приоритетом должно стать создание системы региональных торговых соглашений (РТС) и встраивание в региональные цепочки добавленной стоимости. Это обеспечит развитие производственных, логистических и сбытовых цепочек, способствующих свободному движению капитала, рабочей силы и технологий, и, следовательно, повысит эффективность международной торговли и ее вклад в экономический рост Узбекистана.

Для анализа влияния региональных торговых соглашений (РТС) на объёмы экспорта и импорта Узбекистана нами была проведена оценка на основе одного из самых распространенных средств эмпирического анализа международных и межрегиональных торговых потоков – так называемой гравитационной модели внешней торговли. Данный анализ позволил нам определить эффекты объема торговли и торговой политики. (см. врезку «Гравитационная модель»).

Гравитационная модель

Исходной точкой для гравитационных моделей служит аналогия с Законом всемирного тяготения Ньютона, согласно которому сила гравитационного притяжения F между двумя физическими телами прямо пропорциональна массам этих тел, m1 и m2, и обратно пропорциональна квадрату расстояния d между ними:

(1)

где: G – гравитационная константа.

Взяв уравнение (1) за основу, Ян Тинберген, физик по образованию и будущий лауреат Нобелевской премии по экономике, предположил существование связи между стоимостным объемом экспорта из страны i в страну j (xij), размерами экономик страны-экспортера и страны-импортера (yi и yj) и издержками торговли между странами (tij):

(2)

Следуя оригинальной работе Яна Тинбергена (Tinbergen, 1962), мы оценили модель (2) в логарифмической форме методом наименьших квадратов, используя в качестве меры экономического размера ВВП Узбекистана и его торговых партнеров, в качестве мер издержек торговли расстояние между Узбекистаном и странами-торговыми партнерами, а также реальный эффективный обменный курс, показатель экономической удаленности стран и ставки тарифов, фиктивные переменные наличия общей границы и членства в ВТО, участие в региональных торговых соглашениях, а также фиктивную переменную отсутствия выхода к морю. В нашем исследовании мы применили гравитационную модель для оценки торговых потоков Узбекистана на основе панельных данных за период с 1995 по 2017 годы.

Полученные коэффициенты эластичности позволили, кроме всего прочего, сделать ряд важных выводов. Эффект объемов торговли: полученные коэффициенты предполагают, что при прочих равных условиях, формирование региональных торговых соглашений (РТС) приводит к увеличению экспорта Узбекистана в среднем на 140,4%, что близко к существующим оценкам в литературе [Baier and Bergstrand, 2007; Anderson and Yotov, 2016]. Например, в работе Baier and Bergstrand (2007) было задокументировано, что в среднем соглашение о свободной торговле примерно удваивает двустороннюю торговлю двух членов торговых партнеров за 10 лет. Эффект тарифов: введение тарифов в странах-импортерах на импорт из Узбекистана негативно отражается на экспорте Узбекистана. При прочих равных условиях среднее эквивалентное снижение экспорта при введении тарифов составляет 16% (конец врезки).

Основной вывод исследования заключается в том, что участие Узбекистана в региональных торговых соглашениях более чем вдвое увеличивает объемы двустороннего экспорта и импорта. При этом экспорт увеличивается в большей степени. В то же время введение тарифов в странах – торговых партнерах значительно сокращает экспорт Узбекистана.

Другой важный вывод из нашего исследования состоит в следующем. Практически все страны – торговые партнеры Узбекистана являются членами ВТО. В нашей модели фиктивная переменная ВТО (WTO dummy variable) во всех спецификациях имеет отрицательный знак. Отрицательный эффект от «неучастия» Узбекистана в ВТО состоит в высоких издержках, которые несут отечественные участники внешнеэкономической деятельности. Это означает, что Узбекистан находится в невыгодном положении во внешней торговле, по сравнению со своими торговыми партнерами, и несет существенные потери. Для того, чтобы международная торговля и торговый режим стали благоприятными, Узбекистану необходимо вступить в ВТО или в региональные экономические объединения.

Так, например, несмотря на растущие торгово-экономические связи со странами ЕАЭС, Узбекистан сталкивается с растущими ограничениями и пока остается за пределами данного интеграционного объединения. Следовательно, неучастие в данном региональном объединении и полагание исключительно на двусторонние договоренности является ненадежным и невыгодным для страны.

Региональные соглашения и ВТО

Региональные торговые соглашения – это соглашения двух или большего числа государств, создающие зону свободной торговли, таможенный союз или более глубокие интеграционные объединения.

Правила ВТО разрешают такие соглашения. Статья XXIV ГАТТ отмечает, что положения ГАТТ не препятствуют членам ВТО создавать таможенные союзы или зоны свободной торговли, а также применять временные соглашения, цель которых – образование интеграционных групп. При одном условии, что такие соглашения будут содействовать развитию свободной торговли и не приводить к созданию препятствий в торговле с участниками региональных торговых соглашений.

Многочисленные исследования подтверждают, что РТС приводят к значительному росту двусторонней торговли, даже если участниками являются только развивающиеся страны.

Центральноазиатский расклад соглашений

Как мы об этом писали ранее на страницах «Экономического обозрения», низкий уровень вовлеченности центральноазиатских стран в ГЦДС, а также относительно низкие объемы взаимной торговли связаны со слабым действием существующих в регионе региональных торговых соглашений.

Страны ЦА подписали двусторонние соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) как друг с другом, так и в рамках СНГ. Эти ЗСТ, как правило, касаются предоставления взаимовыгодных условий для торгово-экономического сотрудничества. В соответствии с этими соглашениями стороны обязуются воздерживаться от применения количественных ограничений на ввоз и вывоз товаров. Как правило, соглашения включают все товары и услуги, но иногда они включают список товаров, освобожденных от режима свободной торговли. Часто такие исключения делаются для сельскохозяйственной продукции. Здесь количественные ограничения в основном нацелены на ограничение несанкционированного реэкспорта товаров или на защиту внутреннего рынка или платежного баланса.

Несмотря на наличие соглашений о ЗСТ друг с другом на двусторонней основе, не все из них практически осуществляются или применяются. В таблице 1 приведена информация о физически существующих и действующих РТС, а также нотификациях (уведомлениях) о действующих РТС. Примечательно, что все страны ЦА имеют одинаковое количество РТС, притом только со странами СНГ, за исключением Казахстана и Кыргызстана, которые в рамках ЕАЭС участвуют также в РТС с Вьетнамом.

Внедрение и реализация РТС в странах ЦА имеют неоднозначный характер. Даже там, где страны глубоко интегрированы, существуют сомнения относительно фактической реализации подписанных торговых соглашений и их долгосрочной устойчивости.

Практически все страны ЦА имеют более одного торгового соглашения, нотифицированного в ВТО, которые фактически не действуют. То есть соглашение есть, оно нотифицировано, но физически не выполняется. Так, в Центральной Азии различные нетарифные меры продолжают затруднять торговлю между странами-участницами РТС. Более того, в двусторонних соглашениях, например в некоторых из них с Россией или Казахстаном, перечень товаров, освобожденных от режима свободной торговли, очень широк. Продолжают существовать торговые запреты, экспортные ограничения, импортные тарифные и нетарифные меры.

Совокупный негативный эффект подобных ограничительных торговых мер состоит в том, что сводятся на нет многие преимущества РТС для агропродовольственной торговли как в ЦА, так и в СНГ. Следует отметить, что двусторонние соглашения о ЗСТ с такой высокой долей товаров, освобожденных от свободной торговли, не соответствуют статье XXIV ВТО, которая требует, чтобы «практически вся торговля» была свободна от пошлин и других правил и запретов.

Вместе с тем, активизация существующих торговых соглашений, прежде всего, между самими центральноазиатскими странами даст каждой стране региона возможность на начальном этапе интегрироваться в региональные цепочки добавленной стоимости, а в последующем – и в глобальные. Это позволит сообща заимствовать и развивать технологии, реализовывать крупные внутри- и межрегиональные бизнес-проекты, расширит производственную кооперацию внутри региона ЦА, усилит прямые кооперационные связи стран ЦА с крупными развитыми странами Азии и Европы, увеличит торговлю и будет способствовать качественному экономическому росту в регионе ЦА.

Выводы для Узбекистана

Согласно данным Секретариата ВТО (на май 2018 г.), Узбекистан имеет двусторонние соглашения о ЗСТ практически во всеми странами СНГ. Однако из них фактически действующими являются РТС с Россией, Украиной и Кыргызстаном. Одним из объяснений такого большого числа фактически недействующих соглашений в отношении Узбекистана можно считать «неучастие» страны в экономических интеграционных объединениях, а также в ВТО. Такое «дискриминирующее» участие в РТС сдерживает интеграцию Узбекистана в ГЦДС. Так как преференциальные торговые соглашения и интеграция в ГЦДС связаны между собой, бесперебойное функционирование трансграничной производственной деятельности требует наличия рычагов регулирования за пределами страны или в пределах экономических границ. Следовательно, фактическая реализация уже существующих РТС позволит Узбекистану эффективно интегрироваться в ГЦДС.

В контексте ГЦДС преференциальные торговые соглашения и многосторонняя торговая система обычно дополняют друг друга, и некоторые сферы могут более эффективно регулироваться в рамках небольших групп стран-единомышленников. Поэтому Узбекистану, с одной стороны, необходимо добиваться фактической реализации и углубления уже нотифицированных РТС со странами из постсоветского пространства. А с другой – расширять торговые соглашения за счет развитых и динамичных развивающихся стран. Это может способствовать передаче технологий и служить повышению производительности труда и усилению экономики Узбекистана.

Учитывая сравнительные преимущества Узбекистана, есть целесообразность интеграции страны в ГЦДС в таких секторах, как текстильная, кожевенно-галантерейная и плодоовощная. Это еще один аргумент в пользу того, что Узбекистану необходимо вступить в ЕАЭС.

Нодира Курбанбаева, главный научный сотрудник ЦЭИР

Экономическое обозрение №10 (238) 2019

Поделиться постом

Похожие новости