|   | 

Центральноазиатский колорит

От трансформационных изменений до внешних рисков

Центральноазиатский колорит

В настоящее время Центральная Азия вошла в очередной период активной трансформации. Страны региона приступили к динамичному экономическому сближению. При этом происходят значительные изменения как в экономиках стран региона, так и в мире, в мировой экономике и политике. Обострение геоэкономической конкуренции между ведущими силами мира и сопровождающие этот процесс изменения на мировых рынках несут с собой определенные вызовы и риски и для стран Центральной Азии.  Основные экономические вызовы, по мнению экспертов ЦЭИ, носят преимущественно следующий характер.  

Аграрная опасность
Несмотря на успех в обеспечении продовольственной безопасности, в будущем регион может столкнуться с серьезными проблемами из-за изменения социальных и природных условий. Рост населения стран ЦА, который продолжится как минимум до середины столетия, и массовый переезд людей в города потребуют увеличения объемов сельскохозяйственного производства. Причем простым расширением полей и пастбищ проблему не решить, необходимо серьезно перестраивать всю структуру сельского хозяйства.
Уже сегодня в Туркменистане используются 94% водных запасов страны. В Узбекистане, который сильнее прочих страдает от недостатка гидроресурсов, объемы водопользования приблизились к 90%. Через два года все страны региона будут испытывать высокий или крайне высокий уровень «водного стресса» — нехватку воды приемлемого качества для питья и хозяйственных нужд. Что произойдет к середине столетия, прогнозировать сложно, но, по подсчетам экологов, глобальное потепление приведет к падению уровня рек в Центральной Азии на 40%.
В регионе наблюдается деградация земель. За 9 лет, с 2000 по 2009 годы, страны региона потеряли из-за деградации почв около 5,85 млрд. долл. Больше всех пострадал Казахстан — экономика страны недосчиталась 3,06 млрд. долл., Узбекистан понес убытки на 830 тыс. долл., Таджикистан — на 500 тыс. долл. В настоящее время более 20% населения Казахстана и Узбекистана живут на территориях с деградировавшими почвами. Наблюдается даже сокращение сельскохозяйственных угодий в силу деградации почв и прочих экологических негативных явлений.
Возможности для освоения новых сельскохозяйственных земель пока еще имеются у Казахстана, однако рентабельность подобного освоения при низкой плотности населения в центральной и центрально-восточной частях страны может быть низкой. В других республиках ЦА, в силу природно-климатических условий, возможности для ввода новых сельскохозяйственных земель в оборот практически отсутствуют.
В связи с этим в области сельского хозяйства необходимо делать ставку на повышение эффективности уже использующихся ресурсов и привлечение новых технологий, в том числе и в области озеленения и освоения не пригодных для жизни земель, для создания возможностей долгосрочного расширения земель, пригодных для использования в сельском хозяйстве.
Рост населения вкупе с усугубляющимся дефицитом водных ресурсов, деградацией земель и частыми природными катаклизмами создают, по мнению экспертов, значительные проблемы для сельскохозяйственного производства в регионе. Для минимизации потерь необходимо начинать перестройку агропромышленного сектора, чтобы улучшить ситуацию с питанием и обеспечить приемлемый уровень жизни будущих поколений.
Коррозия экстенсивного роста
Исчерпание возможностей для экстенсивного роста экономик стран ЦА пока не наступило. Существуют значительные резервы трудовых, природных и производственных ресурсов практически во всех республиках. Главным ресурсом для продолжения развития экстенсивной модели роста остается труд. В четырех республиках наблюдается высокий уровень трудовой миграции, который при введении новых трудоемких производственных мощностей в национальных экономиках можно задействовать без значительных структурных изменений в экономике. Что касается потенциала в капитале, то здесь основными являются законсервированные или заброшенные предприятия, возврат в эксплуатацию которых может оказаться дешевле, нежели возрождение отраслей «с нуля», хотя и путем привлечения новейших технологий.
Модель экстенсивного роста практически исчерпала себя в сельском хозяйстве, возможно за исключением Казахстана, где на огромной территории проживает только 18 миллионов человек. Напротив, в обрабатывающей промышленности, строительстве, сфере услуг наблюдается потенциал для задействования трудового ресурса. Однако в данном случае значительным препятствием в течение многих лет остаются низкая покупательная способность населения, низкий уровень внутренних и внешних инвестиций, что в свою очередь не позволяет полностью покрывать остающийся высоким ежегодный спрос со стороны трудовых ресурсов.
В Казахстане имеются значительные запасы нефти и потенциал для инновационного развития (тысячи специалистов и сотни молодых ученых, обучавшихся в развитых странах, хорошая инфраструктура вузов). Поэтому экономический рост Казахстана может иметь как экстенсивный, так и интенсивный характер. В отличие от Казахстана, в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане не имеется больших запасов нефти. Запасы природного газа в Узбекистане достаточно ограничены и к 2050 году могут истощиться. Исходя из этого, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан должны переходить на инновационный экономический рост. Туркменистан, имея значительные запасы природного газа, пока еще может ориентироваться на экстенсивный экономический рост.
Во всех странах Центральной Азии, кроме Казахстана, крайне низок не только охват высшим образованием, но и его качество, поскольку ни один из вузов Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана и Кыргызстана не представлен в мировых рейтингах 500 лучших вузов мира. Три вуза Казахстана (Казахский национальный университет имени аль-Фараби, Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева, Казахский национальный технический университет им. К. Сатпаева) вошли в топ-500 лучших высших образовательных учреждений в рейтингах ARWU, THE и QS.
Ресурсные вызовы и перспективы
Страны, сильно зависящие от экспорта сырья, которые быстрее всего экономически росли во время сырьевого суперцикла, теперь столкнулись со структурными экономическими, социальными и политическими проблемами. Как ожидается, ресурсодобывающие страны будут больше инвестировать в перерабатывающие производства, что приведет к диверсификации их экономик и мирового спроса на сырье.
Экономики Центральной Азии сильно зависят от производства сырьевых ресурсов, таких как нефть, газ, уголь, уран и металлы, которые в настоящее время являются самыми востребованными экспортируемыми товарами региона. По подтвержденным данным, общий объем запасов нефти в странах Центральной Азии достигает 15-31 млрд. баррелей, а общий объем запасов природного газа — 230-360 трлн. куб. м, что составляет 7,2% мировых ресурсов нефти и 7% ресурсов газа.
Вместе с тем, в долгосрочном плане прогнозируется, что период высоких цен на основные экспортируемые сырьевые ресурсы (в первую очередь энергоресурсы) завершается, что связано во многом с развитием альтернативных источников энергии и со снижением стоимости производимой ими энергии. Однако текущими тенденциями рынков и ближнесрочными прогнозами эта сентенция не подтверждается. На рынках нефти, урана и золота в кратко-, среднесрочной перспективе ожидаются следующие тенденции.
Рынок нефти. Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан являются нефтезависимыми странами региона, а Казахстан и Туркменистан — экспортерами нефти и нефтепродуктов. После модернизации своих нефтеперерабатывающих заводов Казахстан увеличил производство бензина, что превысило спрос на него на внутреннем рынке. В связи с этим Казахстан намерен экспортировать бензин в соседние страны, в том числе в Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. Для нефтезависимых стран повышение цен на нефть весьма негативно сказывается на конкурентоспособности их экономик, а также на уровне жизни населения в связи с ростом цен на бензин.
В последние годы мировые цены на нефть были относительно стабильны, но в настоящий момент начали звучать прогнозы об их возможном существенном росте в достаточно скором времени. Банк Morgan Stanley резко повысил прогноз цен на нефть Brent на второе полугодие до 85 долларов за баррель. В последний раз Brent торговалась на этом уровне в октябре 2014 года. К такому удорожанию нефти может привести сокращение добычи нефти в Иране, Ливии и Анголе, из-за чего сократится предложение на глобальном рынке. Еще один фактор, толкающий цены на нефть вверх, — это геополитическая напряженность.
Аналитики компании Sanford C. Bernstein & Co. (SCB) в начале июля дали еще более неожиданные прогнозы. По их мнению, уровень цен на нефть может резко возрасти и достичь отметки в $150 за баррель. Скачок цены, по их мнению, может произойти из-за снижения инвестиций в геологоразведку, на фоне роста спроса на нефть в связи с увеличением населения в Азии в ближайшие два десятилетия. Стоит добавить, что уровень в $150 за баррель наблюдался в 2008 году как раз накануне мирового финансового кризиса и являлся, по сути, одним из его спусковых механизмов.
Рынок урана. Важное значение добыча и экспорт урана имеют для экономик Узбекистана и Казахстана. Объявленные в текущем году сокращения по добыче урана на 20% в ближайшие годы со стороны «КазАтомПрома» и приостановление добычи на руднике McArthur River канадской Cameco вызвали определенный подъем цен. Однако цены на рынке урана продолжают оставаться низкими и для многих компаний нерентабельными, ввиду чего ожидать быстрого роста цен в ближайшие годы не приходится.
Отмечается увеличение интереса к растущему удовлетворению спроса в электроэнергии посредством атомной энергетики со стороны многих стран. На начало 2018 года по всему миру на стадии строительства находилась 61 атомная электростанция. Это позволяет в ближайшее десятилетие ожидать повышения спроса на уран. Однако вслед за ростом спроса, когда цена будет соответствовать рентабельности для большинства компаний в сфере добычи урана, последует и быстрый рост предложения, что будет сдерживать цены. Еще одним фактором, способным повлиять на рынок урана в ближайшие годы, является введение в США квот для АЭС на покупку собственного урана, что может вызвать увеличение добычи в США и тем самым оказать давление на мировые цены на уран. Наиболее ожидаемый прогноз — это рост цен в 1,5-2 раза в ближайшие десятилетия.
Рынок золота. Важное значение добыча золота имеет для экономик Узбекистана и Кыргызстана. В то же время экономика Кыргызстана значительно зависит от производства золота на месторождении Кумтор. Так, если в январе-июле 2017 года темпы роста ВВП Кыргызстана составляли 6,9%, то сокращение выпуска золота за счет резкого спада производства на месторождении Кумтор в январе-октябре привело к снижению показателей ВВП до 3,9%.
Учитывая, что мировая экономика пока развивается достаточно стабильно, предполагается, что цены на золото и драгоценные металлы относительно плавно будут снижаться в 2019 году. Однако эксперты Всемирного банка отмечают постепенное снижение темпов роста мирового ВВП (с 3,1% в 2017-2018 годах до 2,9% к 2020 году) и предполагают даже его резкое торможение. Наблюдатели также отмечают, что протекционистские действия США, Китая и Евросоюза могут привести к торговым войнам, которые в свою очередь могут создать финансовый кризис. В этом случае в среднесрочной перспективе возможен резкий рост цен на золото.
Таким образом, для стран Центральной Азии в среднесрочной перспективе складывается благоприятная конъюнктура касательно цен на нефть, газ и уран.

Внешнее влияние
Экономики Центральной Азии не являются в полной мере самодостаточными — преобладает их аграрно-сырьевая (Кыргызстан, Таджикистан) или топливно-сырьевая направленность (Казахстан и Туркменистан). Соответственно, большое значение в их социально-экономическом развитии принадлежит внешнеэкономическим отношениям с зарубежными государствами.
Все страны ЦА в достаточной степени интегрированы в систему мирохозяйственных связей. Узбекистан и Казахстан осуществляют торгово-экономические отношения с более чем 170 государствами, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан — с около 110 странами, включая ведущие экономические державы. В регионе присутствуют многие крупнейшие транснациональные компании. Следовательно, любые глобальные финансово-экономические процессы, происходящие в мире, пусть и в разной степени, но могут оказывать влияние на социально-экономическую ситуацию в странах Центральной Азии.
Одним из основных внешнеторговых партнеров практически всех стран региона является Россия. Доля России в общем объеме внешней торговли Таджикистана составляет более 23%, Кыргызстана — около 20%, Узбекистана — 18%. На Россию приходятся 37% от всего объема импорта Казахстана. Кроме того, Казахстан и Кыргызстан являются участниками ЕАЭС и имеют очень тесные интеграционные связи с Россией.
Следует также отметить большую зависимость таких стран, как Таджикистан и Кыргызстан, от денежных переводов своих граждан, находящихся в России в качестве трудовых мигрантов. Снижение деловой активности в России ведет к сокращению объемов денежных переводов в страны ЦА и массовому возвращению мигрантов, что, в свою очередь, может вызвать рост социальной напряженности. В 2017 г. денежные переводы из РФ в Кыргызстан составили 2,2 млрд. долл., в Таджикистан — 2,5 млрд. долл., что больше, чем их объемы торговли с Китаем.
В последние годы в регионе ЦА наблюдается усиление китайского фактора. Существенное укрепление экономических позиций Китая происходит в Кыргызстане, Туркменистане, Казахстане и Таджикистане, где Пекин уже превратился в ведущего внешнеторгового партнера, потеснив экономическое доминирование России. Инициатива «Один пояс — один путь» будет способствовать дальнейшему расширению китайского присутствия в регионе. Это приведет к повышению чувствительности центральноазиатских стран к финансово-экономическим и конъюнктурным изменениям в Китае.
Достаточно весомая экономическая роль в центральноазиатских экономиках, особенно в Туркменистане и Кыргызстане, принадлежит Турции. Большую долю во внешнеэкономических отношениях Туркменистана и Таджикистана занимает также Иран.

Санкционный протекционизм
Администрацией президента Дональда Трампа взят курс на возвращение производства и рабочих мест в США. При этом активно используются инструменты протекционистской политики для защиты американского производителя. В ответ на это другие страны принимают или готовятся принять аналогичные меры. Размах принимаемых мер, по мнению большинства наблюдателей, может весьма негативно сказаться на экономической ситуации не только в отдельных странах, затрагиваемых этими мерами, но и на мировой экономике в целом.
Учитывая, что санкционная политика США сегодня направлена, главным образом, в сторону России, Ирана и Китая, а с недавних пор и против Турции, можно прогнозировать, что все страны ЦА будут в той или иной мере ощущать на себе негативные последствия разворачивающихся событий. Регион фактически оказался в кольце стран, экономики которых подвергаются санкциям. Санкционные меры США в отношении России, Турции и Ирана привели к серьезным финансово-экономическим потерям в этих странах. Снижаются курсы рубля и лиры, сокращаются объемы производства и строительства. Все эти процессы также будут иметь прямое или косвенное влияние на экономики центральноазиатских государств ввиду тесных торгово-экономических отношений с ними.
Для стран Центральной Азии санкционная конфронтация, кроме определенных рисков, может нести с собой и новые экономические возможности. Когда страны, участвующие в торговых войнах, закрывают свой рынок от товаров стран-оппонентов, то на этот рынок может значительно облегчиться выход центральноазиатских, в том числе и узбекских товаров, в частности, на агрорынок Китая, который привлекает производителей со всего мира. При этом существуют определенные сложности попадания сельскохозяйственной продукции на китайский рынок, связанные с системой допуска иностранцев к китайскому пищевому рынку.
Глобальные опасения
Между тем, по ряду авторитетных прогнозов, складывающаяся в мировой экономике ситуация несет с собой существенные риски кризиса для экономик развивающихся стран, замедление роста которых может весьма негативно отразиться и на экономиках стран ЦА.
По мнению аналитиков Bank of America, обнародованному в начале июля текущего года, ситуация, складывающаяся на мировых рынках, схожа с ситуацией конца девяностых годов, когда разра-зился кризис 1998 года. Тогда развивающиеся экономики обрушились под давлением сильного доллара. Они ослабевают и сейчас, в то время США показывают устойчивый рост. Введение США пошлин на китайские товары может резко замедлить темпы роста китайской экономики. Кроме того, ужесточается монетарная политика как в США, так и в еврозоне. Это приводит к тому, что капиталы уходят с развивающихся рынков, что может обострить структурные проблемы этих стран.
В июле аналитики датского Saxo Bank прогнозировали, что обострение торговых противоречий и нестабильность на валютных рынках могут грозить мировой экономике самым опасным периодом за последние 30 лет. В текущем году на валютных рынках Турции, Аргентины, ЮАР и фондовых рынках США и Азии уже произошло несколько обвалов. В своем октябрьском макропрогнозе аналитики Saxo Bank предсказывают усиление неопределенности на рынках валют и сырья, особенно из-за все большего вмешательства политиков в рыночные процессы. Тем не менее, эксперты ждут скорого замедления роста американской валюты.
Вместе с тем, по прогнозам МВФ, в 2018 году во всех странах региона ЦА ожидается некоторое снижение темпов прироста ВВП. Основным риском для стран региона является предполагаемое ужесточение глобальных финансовых условий на рынках капитала в сочетании с дальнейшим укреплением доллара США. По мнению Всемирного банка, это может вызвать резкое ухудшение внешних условий финансирования и привести к оттоку капитала и сокращению притоков инвестиций.

 

Казахстан между экстенсивным и интенсивным ростом

Рост казахской экономики в последние пятнадцать лет был обусловлен преимущественно фактором увеличения производства в добывающих отраслях, в первую очередь в нефтегазовой. Объем добычи нефти увеличился с 20,5 млн. тонн в 1995 г. до почти 80 млн. тонн в 2010 г., то есть почти четырехкратно, что в совокупности с ценовым фактором и обеспечивало рост казахстанской экономики.
Взаимосвязь между нефтяным фактором и показателями роста ВВП Казахстана можно конкретизировать, учитывая, что с 1995 по 2010 годы цены на нефть выросли в 7 раз (с 17,5 до 125 долл. США за баррель). Это означает, что долларовая стоимость добываемой в стране нефти увеличилась примерно в 28 раз. ВВП за этот же период увеличился в долларовом исчислении в 8 раз (с 16,6 до 130 млрд. долл. США). Таким образом, в среднем в указанный период прирост стоимости добываемой нефти на 10% в год сопровождался ростом ВВП примерно на 3%.
В соответствии с текущими оценками перспектив нефтедобычи к 2020 году уровень добычи нефти в Казахстане дойдет до 130 млн. тонн. Однако этот объем может оказаться пиковым, что будет означать прекращение ежегодного прироста добычи столь же высокими темпами, как в период 1995-2010 гг., когда этот показатель составлял в среднем около 4 млн. тонн в год. Соответственно, фактор экстенсивного роста, основанного на увеличении добычи нефти, перестанет действовать, что вместе с прекращением роста мировых цен будет означать и резкое замедление темпов роста ВВП.
В долгосрочной перспективе можно ожидать сохранения сильной зависимости казахстанской экономики от внешних факторов, в том числе и негативного характера. Этот сценарий обусловливается усилением доминирующей роли добывающих отраслей в промышленности Казахстана, продукция которых в максимальной степени подвержена ценовым флуктуациям на мировых рынках.
Задача роста доли технологических отраслей обрабатывающей промышленности в экономике Казахстана вряд ли будет реализована в будущем в силу сохраняющейся тенденции опережающего роста добывающего сектора экономики, в особенности его нефтегазовой составляющей. Согласно большинству планов и прогнозов, в том числе заложенных в правительственные программы, рост нефтегазодобычи в Казахстане будет достаточно интенсивным. Если эти прогнозы оправдаются, то роль добывающих отраслей в казахстанской экономике возрастет, а не понизится, как это предусматривается, в частности, Программой ФИИР. Заявляемые темпы роста нефтедобычи предполагают еще большее увеличение доли добывающего сектора в промышленности, что подтверждается и прогнозным трендом соответствующего показателя.
К 2030 году при сохранении указанных тенденций доля добывающих отраслей в промышленном производстве возрастет до 75-80%, в ВВП — примерно до 20-25%. Это означает, что макроэкономические показатели, такие как промышленное производство, ВВП, а также производные от них объемы экспорта, платежный баланс и прочие, будут еще больше подвержены влиянию колебаний мировых цен на нефть, а экономика Казахстана в целом сохранит высокую подверженность внешним рискам. Негативное влияние на макроэкономическую стабильность может оказывать также фактор чрезмерного присутствия иностранного капитала в казахстанском добывающем секторе.

  

Экономическое обозрение-10 

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Казахстан

Подписывайтесь на нас

Контакты

    Телефон: +(998 78) - 150-02-02
    Факс: +(998 78) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6