|   | 

Конфигурации туркменского газа

Газ — главный экспортный продукт Туркменистана, от которого зависят экономика и социальная сфера.

Конфигурации туркменского  газа

Газ — главный экспортный продукт Туркменистана, от которого зависят экономика и социальная сфера. О стремлении Туркменистана к диверсификации газового экспорта и препятствующих этому факторах.

Экспортная необходимость
Туркменистан, в силу географического положения, имеет возможность экспортировать газ, что называется, на все четыре стороны, и всегда стремился диверсифицировать географию экспорта газа. В период независимости существовало множество проектов по доставке туркменского газа на различные рынки Евразии.

Исторически сложившимся рынком является северное направление, то есть Россия. Экспорт газа на восток в Китай начался относительно недавно, однако сумел стать основным для Туркменистана. Южное (Индия и Пакистан) и западное (Турция и страны ЕС) направления являются перспективными, так как позволят значительно снизить зависимость Туркменистана от ограниченного круга покупателей. Иранское направление до недавнего времени оставалось в числе основных. Страны ЦА, в основном, рассматриваются как транзитеры на северном и восточном направлениях, но не как емкие рынки сбыта, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Непосредственные соседи Туркменистана — Узбекистан и Казахстан — сами являются экспортерами газа.

У Ашхабада имеются амбициозные планы по развитию газовой промышленности. В 2015 году было озвучено, что добыча газа к 2030 году достигнет 230 млрд. куб. м, из которых на экспорт отправится 180 млрд. куб. м газа. Ожидается значительное увеличение объемов добычи на гигантском месторождении Галкыныш. Политика руководства Туркменистана по дальнейшему развитию газовой отрасли направлена на открытие новых месторождений, глубокую переработку добываемого сырья, расширение производственной линейки продукции переработки газа, в том числе увеличение объемов и расширение географии экспорта газа.

Между тем, в последние годы Туркменистан испытывает значительные трудности в экспортных поставках природного газа. Фактически сейчас Туркменистан оказался в условиях монополии спроса на газ. Два из трех основных покупателей туркменского газа — Россия и Иран — в последние годы прекратили закупки туркменского газа. А Китай, в свою очередь, по мнению аналитиков, закупает газ по низким ценам, а также получает газ в счет компенсаций финансирования строительства туркменской части газопровода Центральная Азия—Китай и создания инфраструктуры для добычи и переработки газа. Тем не менее, Китай закупает значительные объемы газа, которые в свою очередь составляют львиную долю экспорта Ашхабада.

Несмотря на то, что основной экспортер остался и даже наращивает закупаемые объемы, тем не менее спад в экспорте газа в Туркменистане, видимо, уже ощущается. По мнению наблюдателей, туркменская экономика переживает не лучшие времена, отмечается рост безработицы, цен, дефицит товаров, увеличение разрыва между официальным курсом национальной валюты и ее стоимостью на черном рынке. В данном ракурсе руководство Туркменистана вполне закономерно пытается опереться, в том числе, и на свои богатые природные ресурсы. Проблема — в дефиците покупателей. Со странами, рынки которых доступны, отношения достаточно сложные, а выход на иные рынки ограничивается отсутствием инфраструктуры.

За последнее время Ашхабад прилагал значительные усилия по исправлению сложившейся в этом плане ситуации, что уже начинает приносить положительные плоды. В то же время по многим направлениям имеется еще множество вопросов.

Конкуренция за китайский рынок
Китай является самым крупным импортером туркменского газа. В 2007 году китайская нефтегазовая корпорация CNPC заключила с «Туркменгазом» соглашение о разделе продукции (СРП) по разработке месторождений на правобережье Амударьи в рамках проекта «Багтыярлык» и договор о купле-продаже туркменского газа. Стороны договорились о ежегодных поставках в течение 30 лет туркменского газа в Китай в объеме 30 млрд. куб. м. В дальнейшем были подписаны документы об увеличении поставляемых объемов.
С вводом в эксплуатацию в 2009 году газопровода Туркменистан—Китай, проходящего также через Узбекистан и Казахстан, объемы экспортируемого газа в Поднебесную только растут (в 2017 г. — 31,7 млрд. куб. м). В настоящее время существуют 3 нитки газопровода суммарной пропускной способностью 55 млрд. куб. м. В ноябре прошлого года китайская компания CNPC сообщала, что газопровод из Центральной Азии в Китай загружен почти на 100%. В декабре компания сообщала, что по состоянию на 20 декабря по газопроводу в Китай было поставлено 46,9 млрд. куб. м газа. Строится четвертая нитка мощностью 30 млрд. куб. м в год по маршруту Туркменистан—Узбекистан—Таджикистан—Кыргызстан—Китай, призванная обеспечить газом западную часть КНР. Как сообщал представитель «Туркменгаза», с вводом четвертой нитки Туркменистан сможет увеличить поставки по газопроводу до 65 млрд. куб. м.

По прогнозам, спрос на природный газ в Китае в следующие десятилетия увеличится в 2-3 раза, что может вывести его на первое место по потреблению газа в мире, обогнав США. Рынок для Туркменистана огромный, и надо полагать, что поставки газа в КНР будут только расти, как и присутствие Китая в газовом секторе Туркменистана. В то же время газопровод Центральная Азия—Китай поставляет в Поднебесную не только туркменский газ. Казахстан и Узбекистан также рассчитывают на увеличение поставок в КНР, хотя и в более скромных размерах в силу достаточно активного роста спроса в Китае. Узбекистан, где доля газа в энергетике составляет более 90%. Казахстан занят газификацией страны, но, тем не менее, в последнее время предпринимает активные действия по наращиванию поставок газа в КНР. Стороны уже заключили пятилетний контракт на поставку до 10 млрд. куб. м в год начиная с 2019 г. Естественно, что в дальнейшем объемы поставок могут быть увеличены.

Также на китайский рынок рассчитывает и Россия, которая уже в конце текущего года намерена пустить в эксплуатацию газопровод «Сила Сибири», экспортная мощность которого составляет 38 млрд. куб. м газа. В подвешенном состоянии остается проект МГП «Алтай» или «Сила Сибири-2», однако в последнее время переговоры по нему активизировались. Нельзя забывать и про основных поставщиков СПГ на китайский рынок — Австралию и Катар. Имеются планы и у России по поставкам СПГ в Китай. Всего же доля СПГ в импорте газа Китаем в 2017 году составила почти 60%.

Необходимо отметить, что Китай в свою очередь заинтересован в максимальной диверсификации импорта газа, и чем больше он начнет от него зависеть, тем больше будет стремиться увеличить число поставщиков. Другим важным моментом остается цена за поставляемый газ, что, к примеру, является камнем преткновения в переговорах между Россией и КНР. В то же время центральноазиатский газ считается дешевле, что, по мнению аналитиков, позволяет Китаю снижать цену в ходе переговоров с другими странами. Таким образом, поставки газа от всех основных поставщиков продолжат увеличиваться, вопрос лишь в том, кому какой объем рынка достанется. В данном ракурсе предполагается, что туркменский газ продолжит занимать значительную долю в китайском газовом импорте, которая со временем снизится, но объемы поставок увеличатся.

Трудная дорога в Европу
Транскаспийский газопровод — один из множества газовых проектов, обсуждаемых десятилетиями. В прошлом году о нем снова заговорили в связи с принятием Каспийского соглашения, благодаря чему прокладка транскаспийского газопровода стала юридически возможной, что открывает для Туркменистана значительные возможности в долгосрочной перспективе.

Проект Транскаспийского газопровода предполагает прокладку трубы по дну Каспия с присоединением к Южно-Кавказскому газопроводу (ЮКГ). ЮКГ в свою очередь стыкуется с трансанатолийским газопроводом TANAP. В настоящее время в странах Южной Европы строится газопровод TAP, который соединится с TANAP. Три этих газопровода составляют Южный газовый коридор (ЮГК) — проект по доставке азербайджанского и центральноазиатского газа в Европу в обход России, в рамках диверсификации газового импорта. ЮГК стал трансформацией или укороченной версией нереализованного проекта Nabucco, который предполагал прокладку трубы в европейской части до Германии и Австрии.

Как предполагается, пропускные мощности Транскаспийского газопровода составят 30 млрд. куб. м в год. Пропускная способность TANAP на первоначальном этапе предполагает 16 млрд. куб. м газа в год, из них 6 млрд. — для Турции и остальные пойдут в Европу. Причем на данный момент ресурсной базой рассматривается только азербайджанское месторождение Шах-Дениз. Однако на будущее имеются планы по значительному увеличению транспортируемых объемов газа до 31 млрд. куб. м газа к 2026 году и до 60 млрд. впоследствии, в которых уже рассматривается газ с туркменских и, возможно, казахских месторождений.

Сомнения в ЮГК вызывала ресурсная база газопровода. По мере увеличения пропускных мощностей газопроводов потребуются большие объемы газа, которые, как предполагают эксперты, Азербайджан уже обеспечить не сможет, а возможность подачи центральноазиатского газа в ЮГК по газопроводам была невозможна без соглашения по разграничению Каспийского моря. Длительно не решавшийся вопрос относительно Каспийского соглашения в августе прошлого года вдруг был решен, несмотря на скептические настроения экспертов по поводу того, что соглашение будет подписано. Скепсис объяснялся тем, что газопровод будет создавать конкуренцию российскому газу на европейском рынке. Хотя Южный газовый коридор на первых порах будет составлять ничтожную конкуренцию российскому газу, однако в перспективе расширения и присоединения к нему газопроводов с Ближнего Востока и Каспия сможет серьезно подвинуть российские газовые позиции на европейском рынке.

Тем не менее, прикаспийские страны соглашение подписали, и у Туркменистана появилась возможность всерьез задуматься о поставках газа на Запад. В целом, участие Туркменистана в ЮГК уже сейчас приветствуется. Заинтересованность в присоединении Туркменистана к ЮГК подтвердил в феврале еврокомиссар Г. Эттингер, предложив принять участие в проекте. Правда, пока не известно, на каких условиях. Кроме того, Азербайджан не раз высказывался относительно готовности сотрудничества с Туркменистаном в рамках ЮГК.

Вернуться в Россию и Иран
Северное направление для туркменского газа, похоже, снова открывается. После двухгодичного перерыва в поставках Туркменистан с 2019 года вновь будет поставлять газ в Россию.
Газовые споры касательно цен между Туркменистаном и Россией привели к тому, что в 2016 году «Газпром» прекратил закупать туркменский газ и вопрос возобновления поставок был отложен до осени 2018 года. Тогда же значительно сократились поставки туркменского газа в Иран, опять же в силу финансовых споров. Между тем, стороны искали возможные пути решения. Осенью 2017 года Туркменистан посетил Президент России, где был подписан договор о стратегическом сотрудничестве между двумя странами. Во второй половине прошлого года Туркменистан дважды посетил глава «Газпрома» Алексей Миллер, тогда же сообщалось о том, что российская компания начнет закупать туркменский газ с начала 2019 года. Более подробной информации не сообщалось. Возобновление поставок газа в Россию для Туркменистана является прорывом в сложившейся неприятной ситуации с диверсификацией экспорта газа.

Поставки газа в Россию обсуждались и в ходе февральской встречи в Ашхабаде между главой МИД РФ и Президентом Туркменистана. Тогда же государственное информационное агентство «Туркменистан сегодня» сообщало: «Президент Туркменистана выразил удовлетворение тем, что газовая проблематика в туркмено-российском диалоге рассматривается с прицелом на поиск новых, далеко идущих масштабных договоренностей». Что конкретно подразумевалось — неизвестно, однако в условиях географического положения Туркменистана и его значительных запасов газа можно предполагать, что Россия намерена так или иначе поспособствовать Туркменистану в разработке и экспорте газа.
Здесь может идти речь, к примеру, о разведке и разработке месторождений по СРП и о участии российского капитала в ТАПИ и ТКГ. Другим возможным вариантом может стать возврат к идее строительства Прикаспийского газопровода, который в свое время должен был увеличить поставки туркменского газа в Россию. Если Москва собирается вновь начать закупать туркменский газ значительными объемами, то потребуется строительство этого газопровода. В перспективах наращивания экспорта собственного газа в Европу, КНР, Турцию России может понадобиться подстраховка в виде дополнительных объемов газа.

Возобновление поставок в Иран представляется не столь простым делом. Конфликт между Тегераном и Ашхабадом в связи со спором по ценам поставленного в Иран газа не разрешен.
Но здесь необходимо отметить, что конфликтная риторика между сторонами в последнее время несколько поубавилась. К тому же для снижения зависимости северных регионов от импортируемого газа в 2017 году Иран ввел в эксплуатацию внутренний газопровод Дамган—Нека. Если сторонам удастся разрешить газовый спор и вновь вернутся к обсуждению поставок в Иран, то, скорее всего, речь уже будет идти о значительно меньших объемах.

Конкуренция за Южную Азию
Газопровод Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия (ТАПИ) — один из амбициозных долгостроев Ашхабада. Поставки газа в Индию и Пакистан — давняя мечта Ашхабада . Его реализация позволила бы значительно увеличить поставки туркменского газа за рубеж. Однако осуществление проекта имеет ряд значительных препятствий.

Южноазиатский рынок, как и китайский, обещает в будущем значительный рост спроса на газ. Борьба за него уже развернулась, но ситуация на этом рынке осложняется неурегулированностью отношений между Китаем и Индией, Индией и Пакистаном, Пакистаном и Афганистаном. На этот рынок активно влияют и сложности в ирано-американских и ирано-арабских отношениях.

Существовало и существует множество проектов по доставке газа в страны Индии и Пакистана, и все они так или иначе испытывали и испытывают на себе серьезное геополитическое влияние. В том числе и ТАПИ. Сначала это был чисто экономический проект, затем попал в сферу геополитики и его активно в свое время поддерживали США. В Индии же, напротив, всегда относились к этому проекту с опасением в связи с тем, что часть трубы пойдет по территории Пакистана. Сейчас к ТАПИ одобрительно относятся в Саудовской Аравии в связи с тем, что газопровод является прямым конкурентом иранским проектам по доставке газа в Южную Азию. Высказывают интерес к проекту Россия и Китай, что, помимо открывающихся возможностей, сулит и определенные риски.

Одним из основных препятствий на пути ТАПИ является афганский конфликт. Афганистан воюет уже много лет, и, несмотря на наметившийся процесс по примирению сторон, война может закончится еще не скоро. В настоящее время ТАПИ перешел в фазу строительства на афганском участке и уже были случаи нападения на рабочих ТАПИ на афганской территории, в связи с чем были усилены меры безопасности, однако на процесс строительства данный инцидент пока что не повлиял.

Есть у ТАПИ и конкурирующие проекты, в реализации которых заинтересованы Иран и Катар. Иран так же, как и Туркменистан весьма заинтересован в поставках газа в Южную Азию со своих южных месторождений. Длительное время речь шла о сухопутном газопроводе в Пакистан, однако в связи с санкциями в отношении Тегерана его реализация не удавалась, хотя Иран практически подвел трубопровод к границе с Пакистаном. Между Индией и Ираном обсуждался вопрос по прокладке морского газопровода в обход территориальных вод Пакистана. В настоящее время Иран, Пакистан и Россия активно прорабатывают возможность прокладки морского магистрального газопровода с южных месторождений газа Ирана, вдоль пакистанского побережья до Индии. Пропускная способность трубы планируется на уровне 55 млрд. куб. м газа в год.

Реализация проектов ТАПИ и ИПИ (Иран—Пакистан—Индия) в ближайшие годы сделает их конкурентами, однако, с учетом прогнозируемого роста импорта энергоносителей Индией и Пакистаном в ближайшие десятилетия, может потребоваться строительство обоих трубопроводов. Но их строительство, как и сейчас, может упереться в неэкономические факторы, такие как война в Афганистане, сложная обстановка с безопасностью в Пакистане, индийско-пакистанские противоречия и ирано-американские отношения. Последнее уже сейчас накладывает свой отпечаток практически на любые инициативы Ирана по экспорту собственных энергоресурсов. Это касается и проекта ИПИ, так как существует возможность того, что Индия откажется от реализации этого проекта до лучших времен в связи с санкциями Вашингтона в отношении Тегерана.

Катар также не заинтересован в дополнительных поставщиках газа в Индию и Пакистан, так как сам поставляет туда СПГ. Поставки значительных объемов более дешевого газа по газопроводам, скорее всего, сделают катарский СПГ неконкурентоспособным, вследствие чего последует снижение объемов закупаемого Индией и Пакистаном газа у Катара и прочих поставщиков СПГ. (Индия и Пакистан являются крупными импортерами катарского СПГ. Согласно данным BP, в 2017 году доля этих двух стран в объеме экспорта СПГ Катара составила 17,4%.)

Тем не менее, к концу прошлого года наметился определенный положительный тренд в реализации ТАПИ. Длительное время одними из существенных проблем проекта оставались вопросы финансирования. Туркменистан, который владеет 85% долей консорциума ТАПИ, без привлечения внешних инвесторов и доноров вряд ли сможет ее изыскать, несмотря на то, что оператору проекта удалось оптимизировать затраты с 10 до 7 млрд. долл.

В ноябре прошлого года в Абу-Даби глава проекта ТАПИ Аманов обрисовал ситуацию с финансированием газопровода. Основным источником привлекаемых средств является Азиатский банк развития. Со стороны Исламского банка развития было выделено 700 млн. долл. на строительство туркменского участка. Как отмечалось выше, Саудовская Аравия также согласилась инвестировать в проект. Кроме того, ожидается инвестирование со стороны европейских и турецкого кредитных агентств.

Что касается процесса строительства, то в Туркменистане продолжается прокладка трубопровода. Индия уже завершила свой участок до стыка с туркменской частью трубопровода. В Афганистане проводятся исследования грунта под строительство. Между тем, Пакистан отложил начало строительства своей части на март текущего года.

Знаковым событием стало заявление о заинтересованности Китая в участии в проекте, что сразу же значительно увеличивает шансы реализации проекта ТАПИ. Но при этом Китай рассматривает возможность ответвления трубы от пакистанской ее части и проведения ее через горы Каракорум в Синцзянь-Уйгурский автономный район. Но при этом потребуются дополнительные объемы транспортируемого газа, что может в ближайшем будущем поставить вопрос о расширении пропускной способности ТАПИ.

Между тем, в рамках потепления российско-туркменских отношений Москва проявила заинтересованность к проекту ТАПИ. Правда, пока остается неясным, было ли это политическое заявление для символической поддержки Ашхабада или же Россия всерьез рассматривает свое участие в рискованном проекте.

Заключение
Таким образом, в настоящее время у Туркменистана на горизонте вырисовываются хорошие перспективы по расширению географии экспорта газа и увеличению доходов от газового сектора.

В ближайшее время китайский рынок останется главным для туркменского газа и, как ожидается, поставки будут только расти. Хотя в связи с обширными планами Ашхабада по увеличению числа покупателей газа перед Пекином могут встать закономерные вопросы о способности Туркменистана значительно увеличить добычу газа, о сохранении объемов поставок газа в Китай в будущем и о будущей цене за газ для Пекина. Ввиду этого Китай может быть не заинтересован в расширении Туркменистаном торговли газом в крупных объемах с другими странами.

Пока что неизвестна конкретика договоренностей между Россией и Туркменистаном, и, скорее всего, возобновление поставок газа в Россию будет по цене ниже рыночной, однако поставки могут быть расширены и причем значительно в течение короткого периода. Возобновление поставок в любом случае станет для Ашхабада хорошим подспорьем не только в плане увеличения экспортных доходов, но и как факт расширения рынков сбыта.

Проект ТАПИ, как ожидается, будет закончен в ближайшие несколько лет, что должно значительно увеличить объемы поставляемого на экспорт газа Туркменистаном. Для сравнения: пропускная способность газопровода ТАПИ составляет 33 млрд. куб. м в год. Это столько же, сколько Туркменистан, по данным BP, экспортировал в 2017 году.
Западное направление и поставки в Европу следует рассматривать как перспективу долгосрочного плана. На данном этапе туркменская сторона будет продолжать устранять все сомнения и спорные моменты относительно Транскаспийского газопровода. В этом году Туркменистан будет принимать у себя первый Каспийский экономический форум, а также Саммит лидеров каспийских стран, чем постарается непременно воспользоваться для разрешения всех спорных вопросов и по возможности заручиться обязательствами и поддержкой в отношении строительства ТКГ.

Возвращаясь к амбициозным планам Ашхабада по наращиванию объемов добычи и экспорта природного газа к 2030 году. Учитывая вышеизложенное, Туркменистану необходимо в ближайшие годы нарастить добычу газа на экспорт в 2 раза. Здесь стоит упомянуть, что в связи с крайней недиверсифицированностью экспорта в последние годы добыча газа в Туркменистане вновь пошла на спад. Однако при создании необходимой инфраструктуры и диверсификации покупателей Ашхабад сможет достаточно быстро до определенных пределов нарастить добычу газа, однако дальше начнутся затруднения, так как потребуются массивные вливания средств в расширение добычи и переработки газа и увеличение мощностей газотранспортной инфраструктуры. Между тем, достаточно быстрое увеличение экспортируемых объемов газа сделает экономику Туркменистана еще более зависимой от нестабильных внешних рынков углеводородов.

 

Газовая отрасль Туркменистана
По запасам газа Туркменистан в мире занимает 4-е место после России, Ирана и Катара. Согласно BP Statistical Review of World Energy, запасы в 2017 году составили 19,5 трлн. куб. м газа, или 10% от мировых запасов.

Газовая отрасль Туркменистана является сравнительно молодой. Ее история начинается с 60-х годов прошлого столетия, с введением в эксплуатацию Ачакского месторождения. До этого газ добывался попутно на нефтяных месторождениях западного Туркменистана. Открытие крупных газовых месторождений на востоке республики позволило к концу советского периода вывести добычу газа на второе место в СССР. В 1988 г. в Туркменской ССР добывалось 88,3 млрд. куб. м газа, при том, что в 1960 г. добывалось лишь 0,2 млрд. куб. м. За этот период были открыты и введены в эксплуатацию такие месторождения, как Майское, Гугуртлинское, Шатлыкское, Наипские, Сакарское, Байрам-Алийское, Кирпичилинское, Тедженское и Даулетабад-Донмезское.

Открытие залежей природного газа продолжилось в период независимости. За прошедший период был открыт целый ряд крупных месторождений. Крупнейшее месторождение Туркменистана Южный Иолотань, входящее в комплекс месторождений Галкыныш, было открыто сравнительно недавно, в 2006 году.

Тем не менее, в период независимости объемы добычи газа несколько снизились. По официальным данным, в 2000 г. добыча газа составила 47,3 млрд. куб. м, в 2007-м — 72,2, в 2011-м — 66. Согласно данным BP, в последующие годы пик добычи пришелся на 2015 г. — 72,8 млрд. куб. м, а в 2017 г. составил 62 млрд. куб. м, из которых на внутреннее потребление пошло 28,4, а на экспорт — 33,6.

Газоперерабатывающие мощности Туркменистана
В рамках освоения крупных газовых залежей в Туркменистане созданы и активно продолжают создаваться перерабатывающие мощности. В настоящее время в Туркменистане строится уникальный газохимический комплекс (ГХК) по производству топлива из природного газа. Комплекс возводится консорциумом японской и турецкой компаний. Проектные мощности составляют переработку 1,78 млрд. куб. м газа в год. Кроме того, в планах создание ГХК в Балканском, Лебапском и Дашогузском велаетах, где будут выпускаться полиэтилен, полипропилен, каучук, поливинилхлорид и прочая газохимическая продукция.

 

Руслан Наилев

Экономическое обозрение №-2 (230)2019

Ваши комментарии

КОММЕНТАРИИ (0)

Turkmenistan

Экономическое обозрение

Contacts

    Телефон: +(998 78) - 150-02-02
    Факс: +(998 78) 150-32 20
    e-mail: info@cer.uz 
    Наш адрес: Узбекистан, г.Ташкент, Чиланзарский район, ул. Новза 6