A+ A A-

Резиновые сапоги для «Турецкого потока»

Оцените материал
(1 Голосовать)

В Евразии продолжает набирать силу геополитическая и энергетическая игра, которая может иметь серьезные последствия для всего баланса сил на континенте и в мировой политике в обозримом будущем. Речь идет о попытках пересмотра традиционных маршрутов поставок природного газа, в которых самое активное участие принимает Россия как крупнейший производитель и поставщик углеводородного сырья.

Первая фаза игры

Первый шаг был сделан Москвой в мае 2014 года, когда «Газпром» и CNPC подписали 30-летний контракт, предусматривающий строительство газопровода «Сила Сибири» и поставку по нему 38 млрд. кубометров газа в год на общую сумму в 400 млрд. долларов. Поставки могут начаться уже в 2018 году.

Этот контракт вызвал в определенной мере шок в Европе, которая считала, что является для «Газпрома» безальтернативным крупным покупателем природного газа. На фоне сделки в европейском экспертном сообществе стали все громче звучать критические замечания о том, что Брюссель своими действиями, особенно по продвижению «Третьего энергетического пакета» и проамериканской позицией по украинскому кризису, сам толкнул Россию в объятия Китая.

Вместе с тем, как показало дальнейшее развитие событий, соглашение с КНР было только первым шагом. В ответ на блокирование со стороны Болгарии газопроводного проекта «Южный поток», который должен был диверсифицировать поставки российского газа в ЕС и снизить значимость от украинской трубы, Москва заявила, что закрывает этот проект. Кремль увидел в отказе Софии от участия в выгодном для ее экономики «Южном потоке», который бы только за транзит давал ей 400 млн. евро в год, руку Еврокомиссии и Вашингтона.

По этому поводу Владимир Путин на пресс-конференции в декабре 2014 года заявил следующее: «Мы считаем, что позиция Еврокомиссии была не конструктивна. По сути, не то, что Еврокомиссия помогала бы в реализации этого проекта, мы видим, что создаются препятствия к его реализации. Если Европа не хочет его реализовывать, значит, тогда он не будет реализован».

Между тем, к моменту отказа от «Южного потока» «Газпром» уже вложил в его реализацию около 5 млрд. долларов, и, естественно, он не хотел заносить их себе в убыток. Как выяснилось позже, РФ вела параллельные переговоры с Турцией на предмет увеличения поставок газа в западном направлении через ее территорию, которые завершились достижением договоренностей об изучении и реализации нового газопровода «Турецкий поток».

«Газпром» не планирует тянуть «Турецкий поток» в Европу, а хочет ограничиться поставками газа до турецко-греческой границы

Данный проект предусматривает поставки 63 млрд. кубометров в год по морскому маршруту «Южного потока» с 250-километровым продолжением по турецким водам с выходом в районе н.п. Кыйыкей. Интересно то, что «Газпром» не планирует тянуть «Турецкий поток» в Европу, а хочет ограничиться поставками газа до турецко-греческой границы, где будет строиться распределительный хаб. При этом странам ЕС было предложено дальше самим и на собственные деньги строить новые газопроводы по своей территории, если они хотят покупать российский газ. Руководство российского газового концерна заявило, что транзит природного газа через Украину будет прекращен с 2019 года, и у Евросоюза остается все меньше времени для подготовки новой инфраструктуры.

Руководство Европейского Союза попыталось убедить Турцию отказаться от газового соглашения с Россией. Уже через неделю после заявления Владимира Путина 9 декабря 2014 года в Анкару прибыли премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини. До Анкары было недвусмысленно доведено, что она может получить ряд дивидендов от ЕС, в том числе и сдвиг с мертвой точки переговоров о вступлении Турции в ЕС.

Однако Анкара устами министра энергетики и природных ресурсов Танера Йылдыза заявила, что, во-первых, в любом случае Турция будет руководствоваться собственными интересами, а во-вторых, перед ней не стоит проблема выбора между ЕС и Россией, поскольку она всегда развивает проекты с учетом своих собственных и обоюдных интересов. Эксперты расценили этот не по-восточному прямой ответ Турции на предложение европейцев как отказ от присоединения к геополитической игре против России, тем более, что после строительства «Турецкого потока» и прекращения транзита газа через Украину Анкара получит мощный рычаг влияния на энергетическую ситуацию в ЕС.

 

Вторая фаза игры

Возможность появления российской-турецкой энергетической связки, осью которой должен стать «Турецкий поток», привела к началу новой геополитической игры. На карту поставлены будущее европейской энергетической безопасности и российского газового экспорта в ЕС, будущее «Украинского проекта» и американской геополитики в отношении ЕС, Восточной и Южной Европы.

Москва, несмотря на заявления о том, что газопровод будет построен до турецко-греческой границы, и она затем будет просто ждать, пока европейцы «дозреют» до строительства своих газопроводов до пограничного распределительного хаба, в реальности сразу стала прилагать усилия для получения поддержки проекта от балканских стран и Венгрии.

В результате Москве удалось добиться того, что 7 апреля 2015 года главы МИД Греции, Сербии, Македонии, Венгрии и Турции подписали в Будапеште декларацию об энергетическом сотрудничестве в создании «экономически оправданного пути диверсификации маршрутов и источников» для транспортировки природного газа из Турции в страны Европы. Декларацию политического намерения приняли, несмотря на заявление вице-президента Еврокомиссии по энергетике Мароша Шефчовича о том, что решение о строительстве газо-провода через Турцию следует принимать с учетом мнения Евросоюза.

Евросоюз предпринял попытку установить контроль над всеми сделками в газовой отрасли стран-членов ЕС

В значительной степени усилия РФ опирались на описание конкретных преференций и выгод, которые страны транзитеры получат в случае его успеха. Так, Венгрии со стороны «Газпрома» было заявлено, что российский концерн «готов перенести поставку не выбранных Венгрией объемов газа на следующие периоды и освободить Будапешт от условия take-or-pay («бери или плати»)». Греции было обещано, что «российская сторона готова рассмотреть вопрос о предоставлении финансирования греческим государственным и частным компаниям, которые будут задействованы в этом проекте». Свою выгоду от транзита российского газа получат также Македония и Сербия.

В то же время параллельно стали проявлять себя контрмеры со стороны противни- ков «Турецкого потока». По мнению российских и турецких аналитиков, к таким мерам можно отнести «неожиданное» обострение ситуации в Македонии, где в середине мая 2015 года вдруг начался бессрочный протест оппозиции, которая требует отставки нынешнего правительства. Митинг наслоился на сложную ситуацию в отношениях между македонским и албанским населением страны, а также на ситуацию с безопасностью, поскольку незадолго до митинга произошло вторжение группы боевиков, которые напали на село Куманово, в результате чего погибли 6 македонских полицейских и 30 были ранены.

На законодательном уровне в рамках ЕС была предпринята попытка установления централизованного контроля над всеми сделками в газовой отрасли стран-членов ЕС. Дональдом Туском еще в 2014 году была предложена идея создания «Энергетического союза ЕС», в которой можно отметить два пункта. Новое учреждение должно приобретать газ для всех 28 государств-членов ЕС, а также стать механизмом солидарности — если одному или нескольким государствам ЕС будет грозить отсечение от поставок газа, то другие страны обязаны будут предоставить им помощь. Реализация этих двух пунктов фактически означала бы утрату странами ЕС самостоятельности в газовых сделках и передачу контроля и окончательного их утверждения Европейской комиссией.

И хотя в марте 2015 года «Энергетический союз» все же был создан, однако Германия, Нидерланды и Финляндия настояли на том, что пока в его функцию будет входить только обмен информацией по газовым контрактам, который не будет затрагивать конфиденциальные условия сделок. Тем не менее, некоторые эксперты считают это лишь временной отсрочкой, полагая, что Европейская комиссия еще вернется к вопросу согласования с ней всех контрактов в газовой сфере. Это, в свою очередь, будет грозить «Газпрому» ослаблением возможностей переговоров на двустороннем уровне с отдельно взятой страной ЕС.

Анкара болезненно отреагировала на визит Владимира Путина в Ереван, но упускать выгоды от превращения страны в главного транзитера российского газа в ЕС не намерена

В рамках второй фазы игры стали возникать проблемы и во взаимоотношениях между Россией и Турцией — основными участниками «Турецкого потока». Связано это с тем, что Москва попала в сложную ситуацию в связи со 100-летней годовщиной трагедии армянского населения в Османской империи, которую Анкара не признает. Владимир Путин не мог не принять участия в траурной церемонии в Ереване, поскольку Армения является союзником РФ и недавно была принята в состав Евразийского Экономического Союза. Официальная Анкара болезненно отреагировала на визит российского президента, и, по некоторым данным, ею даже была озвучена возможность отзыва посла.

Вместе с тем, пока все же сложно сказать, как далеко зайдет обида турецких властей, которые теперь вынуждены разрываться между двумя дилеммами. С одной стороны, им необходимо соблюсти официальную линию, которая жестко реагирует на любые возможности признания геноцида армян, а с другой — Анкаре не хотелось бы упускать выгоды от превращения страны в главного транзитера российского газа в ЕС на южном направлении, тем более, что с «Газпромом» уже согласовано начало поставок российского газа в Турцию с декабря 2016 года.

 

 
Заключение

Итак, дает ли идущая игра вокруг «Турецкого потока» основание ожидать начала ее третьей фазы? В настоящее время можно лишь утверждать, что шансы ее начала достаточно велики, хотя, конечно, для этого необходимо наличие целого ряда условий. В первую очередь, это реальное завершение строительства трубы и распределительного хаба на турецко-греческой границе, а также свершившийся факт прекращения «Газпромом» транзита газа через Украину с 2019 года. Если это все действительно произойдет, то ЕС и Россия встанут перед сложнейшим выбором. Москва уже поставила на кон свою репутацию поставщика и будущее своего газового экспорта в ЕС. В свою очередь Европейский Союз поставил на кон свою энергетическую безопасность, политические и экономические интересы на Украине и перспективы наращивания геополитического веса в отношениях с США.

Москва поставила на кон будущее своего газового экспорта в ЕС. Евросоюз поставил на кон свою энергетическую безопасность

Пока ситуация напоминает игру «Кто первым моргнет». Если первым «моргнет» Евросоюз и примет условия «Газпрома», начав строить газопроводы от турецкой границы, это приведет к необходимости пересмотра им всего спектра европейской внешней политики в отношении Украины с большим учетом интересов Москвы. Если же Европа не «моргнет», то ей придется искать другие источники поставки газа, и она будет вынуждена обратиться к США, которые и не скрывают своих планов по получению доступа на европейский рынок для своего сланцевого газа. Естественно, что этот газ будет дороже российского и его поставки еще больше усилят зависимость ЕС от Вашингтона. Брюссель в качестве варианта может попытаться наладить импорт из Ирана, но в обход Вашингтона этого сделать ему не удастся.

Для России вариант того, что Европа не пойдет навстречу «Газпрому» по «Турецкому потоку», будет означать угрозу потери значительного сегмента европейского газового рынка и поражение от США в идущей борьбе за будущую энергетическую ориентацию ЕС. В этом случае Москве придется смириться с необходимостью усиления своей ориентации на китайский рынок, что обострит конкуренцию на нем. К этому необходимо быть готовым и другим поставщикам, в том числе из Центральной Азии. Москве также придется увеличить инвестиции в дорогостоящие технологии производства сжиженного газа и инфраструктуру его транспортировки, что на фоне западных санкций и падения ВВП сделать в полном объеме будет проблематично.

Успех на украинском поле будет подвешивать в неопределенности «Турецкий поток» и ставить вопрос о целесообразности инвестиций в него более 20 миллиардов евро

У РФ в качестве выхода из дилеммы сохранения своей доли на газовом рынке ЕС все еще остается вариант продолжения транзита газа через Украину. Однако для этого ей необходимо будет добиться в кратчайшие сроки своих геополитических целей на украинском поле — продавить федерализацию Украины и закрепление ею внеблокового статуса. Кремль, безусловно, понимает все стоящие перед ним риски, и в этой связи вполне реально ожидать от него более активных усилий на украинском направлении. Однако успех на украинском поле в свою очередь будет подвешивать в неопределенности «Турецкий поток» и ставить вопрос о целесообразности инвестиций в него более 20 миллиардов евро.

В принципе, ждать развязки осталось недолго. Уже как минимум через полтора года, если будут запущены поставки газа в Турцию по новому маршруту или урегулирована ситуация вокруг Украины, могут стать ясны основные направления движения в разыгрывающейся сложнейшей геополитической партии вокруг «Турецкого потока».

Рустам Махмудов

{/akeebasubs}

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Принцип "утром деньги, вечером стулья" для ЖКХ эффективнее любых других стимулов".
Олимжон Умаров
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.