A+ A A-

Россия повышает ставки в сирийском конфликте

  • Автор  Рустам Махмудов
Оцените материал
(3 голосов)
Решение России более активно вмешаться в вооруженный конфликт в Сирии для предотвращения победы различных исламистских группировок, таких как ИГИЛ и «Джебхат аль-Нусра», стало неожиданностью для многих прямых и теневых акторов ближневосточной геополитической игры. Стремительность, с которой Россия развернула свою кампанию, по мнению большинства экспертов, повергла этих акторов в шок и полностью смешала карты. Однако еще рано говорить, кто от этого выиграет.
Хроника борьбы аргументов

Задолго до момента официального объявления о начале военных действий в прессе стали появляться сообщения о том, что Москва начала поставки Дамаску больших партий стрелкового оружия, гранатометов, БТРов, грузовых автомобилей, а также некоторого количества танков и штурмовиков, истребителей и беспилотников. С начала года было поставлено властям Сирии до 2 тыс. единиц военной техники. По всей видимости, сирийской стороне передавались сведения о точной дислокации подразделений ИГИЛ, что повысило эффективность ударов авиации Сирийской Арабской Республики.С начала года Россия поставила властям Сирии до 2 тыс. единиц военной техники

Первой реакцией США — ведущего актора сирийского конфликта — стал призыв к Кремлю главы Госдепа Джона Керри прояснить информацию со строительством военно-воздушной базы в Латакии. В ответ на это первый замначальника Генштаба ВС России Николай Богдановский заявил, что Генштаб Вооруженных Сил России пока не планирует создавать военно-воздушную базу в Сирии, но при этом он добавил, что «всякое может быть». Масла в огонь подлил МИД Сирии, который заявил о праве РФ наносить воздушные удары по боевикам ИГИЛ.

Не получив конкретного ответа, Вашингтон попытался оказать прямое давление на Москву. Он обратился к Болгарии, Греции и Ираку с просьбой заблокировать пролеты российских грузовых самолетов в направлении Сирии. София, как и в случае с блокированием строительства газопровода «Южный поток», пошла навстречу американцам, заявив, что разрешит пролет только после проверки грузов. Однако Ирак и Греция не удовлетворили просьбу Вашингтона и сохранили коридоры для пролета российской транспортной авиации.

Вашингтон попытался оказать прямое давление на Москву, обратившись к Болгарии, Греции и Ираку с просьбой заблокировать пролеты российских грузовых самолетов в направлении Сирии

Не сумев заблокировать полеты, Белый дом поменял тактику и призвал Москву присоединиться к уже существующей под американским руководством коалиции из 60 стран против ИГИЛ, которая более года наносит воздушные удары по позициям боевиков. В ответ на это министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выразил сомнение в эффективности американской коалиции. Он отметил следующее: «Наши американские партнеры либо изначально не очень продуманно создавали свою коалицию, либо замыслили ее таким образом, что она имеет не те цели, которые были заявлены… Надеюсь, не подведу никого, сказав, что некоторые наши коллеги из входящих в коалицию стран говорят, что у них бывает информация о том, где конкретно, на каких позициях находятся те или иные подразделения ИГ, а командующий коалицией (США) не дает согласие на нанесение удара».

Эксперты признают, что воздушные удары коалиции имели и имеют очень низкий уровень эффективности и зачастую наносят больший ущерб тем силам, которые пытаются противостоять ИГИЛ на земле. Так, в сентябре 2015 года были нанесены воздушные удары якобы «неопознанными» самолетами и беспилотниками по позициям сирийских войск и военным складам иракской армии, приведшие к большим человеческим жертвам и уничтожению значительных запасов боеприпасов.

Несмотря на критику Москвы, американцы еще до начала 70-й сессии ООН дали понять, что вариант присоединения к их коалиции является для России единственно возможным, если она, конечно же, хочет участвовать в борьбе с ИГИЛ, не входя в противостояние с США. До Москвы было доведено, что ее сотрудничество с официальным Дамаском рассматривается как неприемлемое, так как президент Башар Асад, по мнению Белого дома, потерял легитимность.

Российские власти заявили, что помощь Дамаску не нарушает международные законы, а разговоры о том, что президент Асад потерял легитимность, не имеют под собой абсолютно никаких юридических оснований — решение вопроса о легитимности власти является прерогативой исключительно сирийского народа.

Воздушные удары коалиции зачастую наносят больший ущерб тем силам, которые пытаются противостоять ИГИЛ на земле

Видя столь прочную позицию Москвы, на Западе была сделана попытка задействовать информационный инструмент давления. В пространство СМИ был вброшен тезис о том, что, помогая Асаду, Москва будет провоцировать дальнейшую эскалацию сирийского конфликта и новые потоки беженцев в Европу. Все сводилось к мысли, что для РФ было бы более целесообразным сначала, совместно с Западом, сместить Асада, а затем начать совместную борьбу против ИГИЛ с последующим запуском процесса построения новой политической системы в Сирии. В этой связи Госдеп выразил даже готовность сесть за стол переговоров с Асадом для обсуждения условий его отставки. Естественно, что по замыслу Джона Керри посадить за стол переговоров Асада и заставить его принять требования американцев должны Россия и Иран.

Данный аргумент был парирован российской стороной доводами о том, что в общем потоке беженцев численность сирийских беженцев — не более 23%, в то время как большую их часть составляют жители Ирака, Ливии и Афганистана. То есть тех стран, где геополитические проекты США потерпели провал. Что же касается предложения о том, что сначала нужно заставить президента Асада уйти, а затем начать бороться с ИГИЛ, российская сторона заявила о несостоятельности подобной последовательности действий.

Логичнее было бы сначала совместно с сирийской армией нанести поражение исламистам, а уже затем обсуждать условия для того, чтобы сирийский народ демократическим путем определил дальнейшее политическое устройство своей страны. Если же принять логику американцев, то смещение Асада приведет к вакууму, который быстро заполнят радикальные исламисты, так как вменяемой светской оппозиции практически нет. Придя к власти в Дамаске, исламисты попросту физически уничтожат всех своих политических противников, христиан, алавитов, курдов-йезидов, друзов.

Таким образом, до 70-й сессии Генассамблеи ООН США и Россия сходились лишь в одном пункте — на необходимости борьбы с ИГИЛ. По остальным пунктам имелись серьезные разногласия.

 
Стратегическая линия Москвы: сильные и слабые стороны

Выступлений Владимира Путина и Барака Обамы на Генассамблее ООН ждали с нетерпением все участники сирийского конфликта в надежде, что стороны найдут точки соприкосновения. Однако Вашингтон и Москва остались при своих позициях. Американский президент продолжил говорить об «исключительности» США, в то время как хозяин Кремля возложил ответственность на Запад за дестабилизацию Ближнего Востока и Украины. Показателем так и не преодоленных в ходе Генассамблеи противоречий стало блокирование со стороны США российского проекта заявления председателя Совбеза ООН по вопросу решения конфликтов на Ближнем Востоке.

Между тем, в более уязвимой позиции на тот момент оказался Обама. Москва, в отличие от прошлых лет, не стала ограничиваться лишь риторикой, а перешла к решительным действиям без оглядки на Вашингтон. Сразу же после ГА ООН и призыва Башара Асада о военной помощи российские военно-космические силы начали наносить удары по ИГИЛ и другим террористическим группам в Сирии. Это вызвало панику в рядах террористов и стало неожиданностью для многих на Западе. Еще одной неожиданностью для американцев стало объявление о создании Информационного центра в Багдаде для обмена разведданными между военными РФ, Сирии, Ирака и Ирана. Москва пригласила США присоединиться к работе Центра, однако пока получила отказ.

Расширение практических действий Москвы начинает сказываться на корректировке американских подходов в сторону некоторого их смягчения

Параллельно российская сторона стала вести активную работу по сближению позиций и консолидации всех участников противостояния с ИГИЛ, которые ведут непосредственные военные действия на земле. В их число входят войска официального Дамаска, сирийское ополчение, Иран, Ирак, сирийские курды, «Хезболла». Преимущество подобной коалиции в том, что все ее региональные участники имеют большой боевой опыт противостояния с исламистами, а их географическое расположение позволяет взять в плотное кольцо территорию, контролируемую ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Расширение практических действий Москвы сказалось на корректировке американских подходов в сторону некоторого их смягчения. Госсекретарь Джон Керри в интервью CNN после Генассамблеи ООН вдруг стал говорить об изменении подходов в отношении Башара Асада и отказе от его немедленной отставки. По его словам, «мы изменили это… Нужен плавный переход, управляемый переход, так, чтобы не было опасений по поводу возмездия, потерянных жизней и мести». Если Асад покинет свой пост быстрее, это может привести к «взрыву, направленному внутрь», что лишит страну любой общественной жизни.

В своем интервью Джон Керри акцентировал внимание на том, что не считает США «загнанными в угол» и что характер позиции России по Сирии «значительно усложняет жизнь самому Путину». При этом Керри пояснил, что «если он (Владимир Путин) встанет на сторону Асада, Ирана и «Хезболлы», то у него возникнут очень серьезные проблемы с суннитскими государствами в регионе. А это значит, что он может стать целью для суннитских моджахедов». Глава Госдепа подчеркнул, что политическое урегулирование в Сирии невозможно без «включения в соглашение суннитов».

Нужно отметить, что Керри точно показал ахиллесову пяту российской стратегии по Сирии и борьбе с ИГИЛ, а именно — возможную негативную реакцию вовлеченных в сирийский конфликт суннитских стран. Если проанализировать состав создаваемой Россией коалиции, то она включает в себя практически всех ведущих игроков «шиитской оси» на Ближнем Востоке, за исключением курдов — Ирана, Ирака и Сирии. По всей видимости, Москва понимает уязвимость своей коалиции, чем можно объяснить неоднократные встречи и телефонные переговоры с главой Турции Реджепом Эрдоганом, королем Саудовской Аравии Сальман бен Абдель-Азиз ас-Саудом, королем Иордании Абдаллой II, а также встречу с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом Аль Нахайяном. Однако, похоже, проблемы и разногласия остаются, что дает США широкое поле для маневрирования и давления на Россию.

Россия прилагает спешные усилия для создания полноценной системы ПВО, которая бы прикрыла небо Сирии

Что же в этой ситуация может сделать Россия и какие реальные угрозы могут исходить для нее и ее партнеров от суннитских игроков?

Прежде всего, предотвратить даже малейшую вероятность атак с воздуха со стороны США и их суннитских союзников. Россия в спешном порядке создает полноценную систему ПВО, которая прикроет небо Сирии. На это указал командующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав. По его словам, РФ доставила на аэродромы Сирии очень сложные системы ПВО (зенитно-ракетные комплексы «Тор» и «Панцирь-С1») и самолеты, которые явно не могут быть использованы против ИГИЛ, не обладающей авиацией. Бридлав считает, что Россия пытается создать в северо-восточной части Средиземного моря и Сирии «зону закрытого доступа» (Anti-Access Area-Denial), аналогичную той, что уже создана в Черном море.

Параллельно Россия продолжает искать компромисс с Турцией, которая опасается чрезмерного усиления влияния Ирана и, конечно же, сирийских курдов — одного из наиболее боеспособных противников ИГИЛ.

Успехи организованной Россией коалиции могут привести к предоставлению курдам в Сирии широкой автономии, что не устраивает Анкару. Она считает, что образование автономии создаст прочный плацдарм для ее давнего врага — «Рабочей партии Курдистана», которая тесно связана с партией «Демократический союз» сирийских курдов. Появление автономного Сирийского Курдистана наряду с де-факто автономным Иракским Курдистаном создаст серьезное давление на Турецкий Курдистан, в котором всегда были сильны антитурецкие настроения. Показателем опасений Турции может служить то, что она периодически наносит авиаудары по позициям сирийских курдов по линии их огневого соприкосновения с ИГИЛ.

По всей видимости, РФ может предложить Анкаре вариант восстановления перемирия с «Рабочей партией Курдистана», для чего может потребоваться помощь президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, который имеет давние связи с Москвой. Кроме того, Анкаре могут быть предложены вариант участия в послевоенном политическом урегулировании в Сирии, а также экономически выгодные проекты с Россией, Ираном, Сирией и курдскими регионами.

ЕС все больше будет оказывать давление на Вашингтон в целях смягчения позиции относительно более широкого сотрудничества с Россией

Однако фактическое развитие событий показывает, что до компромисса еще далеко.

Анкара всячески намекает Москве на предстоящие серьезные экономические и политические последствия ее вмешательства в сирийский конфликт, фиксирует и не оставляет незамеченными любые инциденты, связанные с ВКС России.

13 октября МИД Турции вызвал послов США и РФ, чтобы предупредить о недопустимости военной помощи Курдскому демократическому союзу. Власти Турции обеспокоены тем, что это оружие может быть использовано запрещенной в Турции Курдской рабочей партией (КРП), с которой, по мнению Анкары, сотрудничает сирийский Курдский демократический союз.

На таком фоне договориться о чем-либо будет сложно.

Не менее сложную задачу представляет нахождение статус-кво с ведущим союзником США в регионе Саудовской Аравией, которая наряду с Катаром является основным спонсором деструктивных процессов в Сирии. Эр-Риядом на сирийском направлении движут три цели — стремление получить доступ к территории Сирии для строительства газопроводов и нефтепроводов в Европу; установление своего доминирования на Ближнем Востоке и уничтожение проиранской «шиитской дуги»; личная неприязнь ряда ключевых представителей саудовской элиты к президенту Башару Асаду.

Саудовская Аравия опасна для планов Москвы тем, что через нее Вашингтон может получить доступ к ресурсам и поддержке других арабских монархий Персидского залива и Египта, находящегося в определенной мере на финансовом содержании саудитов. Десятки исламских проповедников в Саудовской Аравии уже призвали мусульманские страны объединиться во имя джихада против правительства Сирии и его «иранских и российских покровителей». И, возможно, это всего лишь «предупредительный выстрел». В пользу РФ играет факт снижения доверия Эр-Рияда к Вашингтону. Саудовская монархия опасается, что она может стать следующей страной в американской политике переформатирования Большого Ближнего Востока. Кроме того, в отношении Эр-Рияда Москвой и коалицией может быть задействован фактор сдерживания, тем более, что саудиты своими же руками создали себе проблемы в Йемене, с которым они граничат на юге.

Керри точно показал ахиллесову пяту российской стратегии по борьбе с ИГИЛ: возможную негативную реакцию вовлеченных в сирийский конфликт суннитских стран

В эту страну Саудовская Аравия и поддерживающая ее коалиция арабских стран ввели войска для уничтожения военных отрядов шиитов-зейдитов, или хуситов. Судя по последним данным, эта военная операция может затянуться надолго и чревата большими финансовыми и военными потерями. Так, 14 сентября 2015 года хуситы полностью разгромили колонну арабской коалиции. Ранее в результате ракетного удара по складам арабской коалиции в провинции Мариб были убиты 103 военнослужащих из ОАЭ, Саудовской Аравии и Бахрейна.

Россия старается минимизировать возможное участие на стороне США и Саудовской Аравии такого крупного регионального игрока, как Египет. Для этого Москва не возражала против продажи Францией двух вертолетоносцев класса «Мистраль» Каиру, чем помогла спасти частично репутацию Парижа и лично президента Франсуа Олланда, который под давлением США был вынужден разорвать сделку по продаже их России. Однако согласие Москвы было оговорено продажей Египту 50 вертолетов К-52К, под которые и проектировались «Мистрали». По некоторым данным, сделка была оплачена Саудовской Аравией. Продав свои вертолеты, РФ надолго технологически привяжет к себе Египет. К этому нужно добавить, что Каир сам сталкивается с проблемой дестабилизации Синайского полуострова, где идут военные операции против присягнувшей ИГИЛ группировки салафитов «Ансар Бейт аль-Макдис».

Огромное влияние на успех или провал российской борьбы против ИГИЛ будет оказывать фактор Израиля. По данным BBC Британии, Израиль настаивает на том, чтобы российское военное присутствие никоим образом не ограничивало свободу действий израильской стороны на территории Сирии во всем, что касается предотвращения попыток передачи оружия «Хезболле». Это означает, что Израиль хочет сохранить за собой право вторжения боевой авиации в воздушное пространство Сирии. Также Израиль не может позволить себе сочетание действующего режима во главе с Башаром Асадом, растущего иранского влияния в Сирии, в том числе в районе Голанских высот.

Естественно, что Россия не допустит бомбардировку своих возможных союзников по коалиции.

На Сирии завязано слишком много геополитических интересов, ряд из которых упирается в вопросы доминирования в мировой и региональной политической и экономической системах

Результатом этого может стать создание точки перманентной напряженности в российско-израильских отношениях. Максимум, что Москва может сделать для Израиля, — это добиться договоренностей об обмене информацией и ненападении со стороны «Хезболлы» и Ирана. По некоторым данным, Москва может создать в сирийском секторе Голанских высот зону безопасности под собственным контролем, чтобы снять опасения израильтян по поводу усиления иранского влияния в этом районе.

За пределами Ближнего Востока стратегическую значимость для усилий Москвы против ИГИЛ будет иметь позиция ЕС. Конечно, РФ не стоит ждать, что Европа откажется идти в фарватере американской политики. Однако то, что ЕС все больше будет оказывать давление на Вашингтон в целях смягчения его позиции относительно более широкого сотрудничества с Россией, не вызывает сомнения. ЕС сейчас находится в весьма сложной ситуации из-за наплыва большого числа беженцев из регионов и стран, дестабилизированных в результате политики переформатирования Большого Ближнего Востока. Население большинства европейских стран начинает все больше выражать недовольство пассивностью своих правительств и Брюсселя по решению проблемы беженцев, обвиняя их в нежелании видеть истинные причины появления столь больших миграционных потоков. В результате даже такие оппоненты Путина, как канцлер ФРГ Ангела Меркель, вынуждены постепенно менять риторику по Сирии. На полях внеочередного саммита ЕС по вопросу о кризисе миграции Меркель заявила, что необходимо разговаривать со многими участниками конфликта, включая Асада.

 

Локальный кризис с глобальными последствиями

Идеальным вариантом для России было бы объединение собственных усилий против ИГИЛ со всеми ведущими игроками и, в первую очередь, с США. Это позволило бы наиболее эффективно и в кратчайшие сроки стабилизировать Сирию и Ближний Восток в целом. Однако на Сирии завязано слишком много геополитических интересов, ряд из которых упирается в вопросы доминирования в мировой и региональной политической и экономической системах, чтобы ожидать быстрого достижения консенсуса.

Кризис в Сирии грозит выйти в самом ближайшем будущем на качественно новый уровень

Максимум, на что может пока рассчитывать Россия, — это координация действий своей и американской коалиции в борьбе против ИГИЛ.

Нужно принять во внимание, что в Сирии сегодня решается и такой важнейший вопрос, как имидж администрации Обамы и всей группировки американских «ястребов». Объединение усилий с Россией будет означать провал политики Белого дома и Госдепа по международной изоляции Москвы и «разрыву в клочья ее экономики», и это на фоне отказа Москвы отступиться от Украины, которая послужила спусковым крючком для обострения американо-российских и российско-европейских отношений.

Ситуация в мире сегодня такова, что падение имиджа и следующая за ним утрата логической стройности стратегической линии могут привести к очень серьезным политическим, экономическим и идеологическим потерям. Так что кризис в Сирии грозит выйти в самом ближайшем будущем на качественно новый уровень, последствия чего отразятся на мире самым непредсказуемым образом.

 

Рустам Махмудов

 

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Для стартапов, которые еще не знают, как сложится их бизнес, "облачные" технологии в самый раз".
ЭО, №3, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.