A+ A A-

Буксующие стратегемы

  • Автор  Виктор Абатуров
Оцените материал
(0 голосов)
Успешные ранее стратегические подходы в обеспечении лидерства в изменившемся мире уже не работают. Им на смену приходят иные возможности и инструменты.

Любят аналитики говорить о неправильности политики. Сравнение всегда происходит с некой идеальной политикой, которая должна быть одной для всех. Но страны находятся в разных условиях, на разных уровнях социально-политического развития. Они занимают в мире разные экономические и политические позиции и отличаются набором конкурентных преимуществ. Требовать от них примерно одинаковой политики — это то же самое, что навязывать родившемуся в социально не защищенных слоях развивающейся страны и родившемуся в элитном обществе развитой одинаковые стереотипы поведения и жизненные установки. Или же призывать льва и антилопу вести себя по жизни одинаково.

Требовать от разных стран одинаковой политики — это то же самое, что призывать льва и антилопу вести себя по жизни одинаково

Политику и ее эффективность, проводимую той или иной страной, лучше оценивать исходя из ее позиций в мировой экономике и политике, потенциала и конкурентных преимуществ, а не с точки зрения «какой она должна быть». Имеющиеся позиции определяют цели и задачи развития страны, а также ее стратегические интересы, достижение которых логично определить как мерило эффективности проводимой политики. США — глобальный лидер, следовательно, и цели их политики последние четверть века были неразрывно связаны с глобальной экономической и политической архитектурой.

 

«Звездный час» глобализации

С распадом СССР США стали общепризнанным лидером в мире. Цели лидера — укреплять и расширять свое влияние, а также поддерживать стабильность приемлемого для себя мирового порядка. В геоэкономическом плане дальновидным решением стало стимулирование процессов формирования так называемой постиндустриальной экономики и финансовой глобализации. Завершение «холодной войны» обернулось сокращением военных расходов, что привело к падению спроса в американской экономике.

После создания в 1992 году американских ипотечных агентств спрос в американской экономике стал формироваться за счет набора населением долгосрочных долговых обязательств. Под выданные кредиты выпускались многочисленные дериваты, увеличивая возможности финансового сектора генерировать инвестиции. Инвестиции вкладывались в развивающиеся страны с более низкой себестоимостью производства. Американская экономика стала мировым центром спроса, источником инвестиций и технологий. В то же время шло избавление от менее доходных промышленных производств путем вывода их в развивающиеся страны. Параллельно США продвигали глобализацию свободной торговли, значительно облегчающую функционирование всей этой конструкции.

Этот период можно назвать «золотой эпохой американского века». Эпоха беспрецедентного роста всей мировой экономики. Но термин «постиндустриальная экономика» не изменял сути этой системы, которая строилась за счет долговых обязательств и их производных. На деле она представляла собой экономику ссудного капитала. Эпоха кончилась, когда многочисленные долговые «пузыри» обернулись вначале ипотечным, чуть позже финансовым кризисом в США, спровоцировавшим мировой экономический кризис 2008 года. После этого термин «постиндустриальная экономика» незаметно исчез из оборота.

 

Провисающая торговля

Начав восстанавливаться после кризиса, США занялись поисками новой геоэкономической стратегии. Первой американской инициативой после кризиса была «большая двойка»: США— Китай. Эта инициатива не была воспринята Китаем в том виде, который устраивал США.

Чуть позже Вашингтон стал разрабатывать две другие инициативы — Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнерство. Идея красивая. США становятся ядром двух свободных экономических зон, объединяющих практически все развитые экономики планеты. По обеим этим инициативам последние годы велись интенсивные переговоры. США становятся ядром двух свободных экономических зон, объединяющих практически все развитые экономики планеты И вот, 5 сентября в Атланте было подписано соглашение о Транстихоокеанском партнерстве между 12 странами. Правда, полный текст соглашения пока не обнародован. Было опубликовано лишь сжатое резюме, из которого стало ясно, что те установки на финансовую глобализацию, которые много лет не проходили в рамках Дохийского раунда переговоров в ВТО, вполне могут получить свое воплощение в странах, подписавших соглашение.

Информация же о конкретике ведущихся уже три года переговоров по Трансатлантическому партнерству находится «за семью печатями». Однако можно предположить, что и Трансатлантическое партнерство призвано установить требования, зафиксированные в Транстихоокеанском соглашении. Суть этих предложений в том, чтобы снижать препоны для инвесторов, увеличивая доходы частного сектора, и минимизировать вмешательство государства в процессы перераспределения доходов. Это, в свою очередь, сокращает доходы самого государства.

Надо учитывать, что мировая экономика, не успев оправиться от прошлого кризиса, вновь начинает «тормозить» из-за роста имущественного неравенства. Низкие доходы населения не стимулируют бизнес к развитию реального производства, и в этом контексте реализация данных соглашений навряд ли будет выступать стимулирующим ростом для мировой экономики, а возможно, станет его «тормозить».

Причина — в концентрации капитала в руках крупных инвесторов и сокращении возможностей государств по стимулированию внутреннего спроса.

Мировая экономика, не успев оправиться от прошлого кризиса, вновь начинает «тормозить». Низкие доходы населения не стимулируют бизнес к развитию реального производства

Договор должен заключаться между США и ЕС и быть выше юрисдикций национальных правительств Европы. Это, естественно, не может устроить европейцев, которые не готовы принять данные американские предложения. Более того, против подписанного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве уже начинаются глобальные компании протеста, призванные не допустить ратификации соглашения национальными парламентами. И у этих компаний большие шансы на успех, так как даже ведущие претенденты на пост президента США уже успели высказаться против соглашения, достигнутого в Атланте.

Оценивая американские геоэкономические стратегии, нельзя не отметить проект глобализации, который в течение двух десятилетий до кризиса стимулировал рост мировой экономики, включая и развивающиеся страны. Нынешняя же стратегия региональных партнерств вызывает сомнения с точки зрения предоставления новых возможностей для всей мировой экономики в целом, особенно в ракурсе перспектив снижения мирового экономического роста.

 
Инструмент глобального управления

Главной политической стратегией США можно обозначить распространение либерально-демократического общественного устройства по всему миру. Не секрет, что политика переплетена с бизнесом, а политические партии зависят от финансирования. Финансирование связано с экономическими интересами тех, кто его предоставляет. В условиях, когда США являются центральным рынком сбыта, источником инвестиций и технологий, трудно ожидать, что бизнесы, чья коммерческая успешность зависит от этих факторов, будут финансировать политиков, не учитывающих американские интересы. Исходя из этих особенностей механизма функционирования либеральной демократии, через ее институты легко проводить свои интересы внешним игрокам. Особенно тем, кто в финансовом плане более влиятелен. Ввиду этого, наверное, не будет большой натяжкой сказать, что либеральные демократии — это своего рода автономные сегменты национального самоуправления в общей системе глобального управления.

Иначе обстоит дело с более централизованными и жесткими формами государственного управления. В таких странах добиваться внешним игрокам своих целей гораздо сложнее, особенно если эти цели не соответствуют интересам национальной элиты.

Подобная стратегия демократизации долгое время была достаточно успешной. Но либеральная демократия вместе со свободой торговли вели к тому, что экономическое развитие страны диктовалось потребностями мирового рынка, что равнозначно интересам внешних экономических игроков. Это закрепляло, как правило, не очень выгодное место страны в системе мирового разделения труда, препятствуя процессам экономической модернизации. С этим не все страны готовы были соглашаться, равно как и с не свойственными им формами государственного управления.

 
Моральный износ демократии

Мощный импульс процессов демократизации после завершения «холодной войны» стал постепенно ослабевать. В связи с этим вопрос демократических преобразований в мире снова стал центральным в политике США и Запада. Был свергнут Саддам Хусейн, произошли демократические революции, получившие «разноцветные» названия. После кризиса наступила пора революций «арабской весны», отголоски которой громыхают до сих пор по всему Ближнему Востоку.

Демократизация как инструмент геополитической стратегии, работавшая весьма эффективно в период распада социалистической системы, видимо, со временем исчерпала свой политический ресурс. Когда демократические перемены несли с собой экономический рост и улучшение качества жизни для населения, они были востребованы и пользовались популярностью в мире. Когда же их результатом стали рост внутренней нестабильности, усиление напряжений в отношениях с «соседями», гражданские войны и разрушение, в том числе и экономическое, ранее благополучных стран, широкие круги населения, да и многие политики усомнились в желательности демократических перемен по предлагаемым Западом стандартам. Всё вышеперечисленное в той или иной степени наблюдалось в Грузии, Кыргызстане, Ливане, Ираке, Египте, Тунисе, Ливии, Сирии, на Украине. Даже на Западе раздаются голоса — нужна ли демократизация такой ценой, не говоря уже о развивающихся странах.Популярность демократизации снижается, так как в последние годы дает не столько положительный, сколько отрицательный эффект

Можно констатировать, что в настоящее время популярность западной модели демократии снижается. В этом ракурсе постоянное использование демократических тезисов и постулатов в неизменном со времен «холодной войны» виде западными политологами и политиками может свидетельствовать о том, что новых, более адекватных современному мировоззрению развивающихся стран политических концепций до сих пор не выработано.

 

Порох в пороховницах

Несмотря на то, что два вышеописанных стратегических инструмента глобального лидерства Америки в изменившихся на сегодняшний день условиях уже дают системные сбои, тем не менее, в ее распоряжении имеется еще ряд системных позиций.

По инициативе США и при участии ОЭСР разработана единая для всего мира система налогового администрирования, что является важным успехом в консолидации мирового регулирования

Во-первых, это американская инициатива налогового администрирования FATCA, которая приобрела глобальное признание. Данный закон предусматривает предоставление налоговым органам данных о трансакциях их налогоплательщиков через иностранные банки с целью выявления уклонения от уплаты налогов. По инициативе США и при активном участии ОЭСР разработана и внедряется единая система налогового администрирования. Плюс к этому разработанное в последние годы антикоррупционное законодательство США позволяет американской юстиции открывать дела по факту совершения коррупционных сделок в других странах гражданами других стран. Вкупе с огромными массивами информации, получаемой американскими налоговыми органами в рамках FATCA по проводимым трансакциям, это помогает США отслеживать экономические преступления по всему миру и бороться с ними. Признание этой инициативы со сторон мирового сообщества и участие в ней даже такого активного оппонента США, как Россия, расширило американские возможности в определении мировой повестки дня и формировании механизмов мирового регулирования.

Другой аспект — новые технологические разработки, альтернатив которым в других странах еще нет, и Интернет, который продолжает оставаться под контролем США. Самые ведущие интернет-компании — американские. Социальные сети проникают все глубже в развивающиеся и бедные страны, что позволяет воздействовать через них на огромные аудитории. Достаточно вспомнить, какую роль сыграли социальные сети в «арабской весне». К тому же набор личных данных из сетей скапливается на американских серверах головных компаний, что уже вызывает немалое раздражение в Европе. Как может быть использован этот информационный ресурс в политических целях в будущем, пока неясно, но он непрерывно пополняется. Правда, ведутся переговоры по переводу Интернета под международный контроль, но согласия достичь так и не удается.

Наконец, в колоде козырей американской политики остаются доллар и Федеральная резервная система, решения которой «рулят» ценами на ресурсы и глобальными денежными потоками. Если год назад развивающиеся страны, вдохновленные своим посткризисным экономическим ростом, уверенно заявляли об имеющей место многополярности, то в этом году эта риторика выглядит не столь убедительно. Укрепляющийся доллар и ожидание повышения кредитной ставки ФРС уже вызвали отток капиталов из развивающихся стран, девальвацию их валют и впечатляющее снижение цен на энергоресурсы и другие сырьевые товары. ФРС хотя и отказалась от повышения кредитной ставки в сентябре, тем не менее, сохранила возможность воплощения этой идеи в декабре или в будущем году, что может привести к дальнейшему укреплению доллара и оттоку капиталов из развивающихся стран.

Доллар как стратегическое преимущество США в этом году обрел свое «второе дыхание»

На этом фоне сложно утверждать, что экономическая роль Америки в мире снизилась. Можно предполагать, что доллар как стратегическое преимущество США в этом году обрел свое «второе дыхание» и вступил в игру за сохранение Америкой своих позиций.

Резюмируя, отметим, что традиционные для Америки системные подходы обеспечения своего глобального лидерства становятся неэффективными. Но в ее распоряжении остается целый ряд стратегических инструментов (не считая военных), которые вполне могут быть скомпонованы в новую стратегическую конструкцию, обеспечивающую «вторую жизнь» американского глобального лидерства. Контуры этой конструкции могут проясниться в течение ближайших двух-трех лет. Остается только надеяться, что она не будет исходить из древнего как мир принципа «не давай другим подняться выше себя», так как это не качество лидера, а признание своей некомпетентности в качестве лидера.

 

Виктор Абатуров

 

 

Архив номеров за 2015 год

Задайте вопрос эксперту

Воспользуйтесь возможностью задать вопрос экспертам, выбрав в списке ниже интересующую вас тему. Ответы на наиболее интересные вопросы появятся на страницах журнала "Экономическое обозрение".
Неверный ввод
Неверный ввод

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

Цитатник "ЭО"

"Можно производить всё, чтобы не зависеть от импорта продовольствия. Но выгоднее возделывать то, что лучше растет и лучше продается".
ЭО, №6, 2013 г.
Review.uz 2014 - 2017. Все права защищены.
Перепечатка материалов допускается только при наличии активной ссылки на портал.