Дорогие игрушки

  • Автор  Лилия Николенко
Оцените материал
(0 голосов)

 

Возможно, уникальную школу самаркандской глиняной игрушки ожидает место в истории, а не в реальности или будущем.

Самарканд. Разгар туристического сезона. Я гуляю по городу, заглядывая в каждый сувенирный салон. Именно заглядываю, потому что почти во все эти многочисленные магазины можно даже не заходить — до того уныл и однообразен выбор национальных сувениров в них, что становится грустно. В принципе, многие самаркандские сувениры с Самаркандом связывают лишь надписи на майке, лягане или магнитике. И за неимением лучшего мы везем домой такой магнит с надписью «Регистан», который в итоге упорно не «захочет» держаться на холодильнике.

С такими мыслями я заглянула в очередную лавку во дворе Рухабада. Вдоль стен на полках полутемной кельи расположились прекрасные терракотовые люди, звери, драконы. Это было похоже на филиал Государственного музея искусств, где выставлена большая коллекция керамиста Абдурахима Мухтарова — яркого представителя звездной плеяды гончаров 1970-х. До этого момента работы мастера самаркандской глиняной игрушки и основоположника школы сюжетной мелкой пластики усто Мухтарова мне доводилось видеть только в музеях и старых каталогах среднеазиатской керамики. Первая мысль — у кого-то сохранились работы мастера, и он просто решил их распродать. На деле все оказалось значительно лучше — я случайно набрела на мастерскую ученицы и единственной наследницы дела выдающегося самаркандского гончара, его невестки Дилором Мухтаровой.

Глиняную игрушку на территории Средней Азии делали с незапамятных времен. Это подтверждают многочисленные археологические находки, возраст которых исчисляется тысячелетиями. Как правило, это фигурки людей и животных, среди которых особое место занимал дракон. Образ дракона, культовый и сакральный, некий таинственный дух воды. Его фигурки считались оберегом.

Облик драконов различается в зависимости от региона, в котором они изготовлены. Самаркандский дракон был с длинным туловищем и высунутым языком, иногда даже более похожим на змея. Голова и хвост его всегда изогнуты и подняты вверх. Зачастую голова и хвост соприкасались, образуя символическое кольцо. Именно таких настоящих самаркандских драконов я увидела в лавке-мастерской Дилором Мухтаровой.

Продаются эти поистине художественные работы по тем же ценам, что и пестрая глиняная безвкусица в лавках по соседству: от 5-6 тысяч сумов за маленькую фигурку, до 50-60 тысяч — за большую композицию. Учитывая, что Самарканд — популярный туристический центр, а Рухабад — место посещаемое, выручка от продаж позволяет мастеру зарабатывать на жизнь, но вряд ли величина доходов привлечет молодых учеников к этому ремеслу.

По большому счету, пережив расцвет в 1960-е годы, центры мелкой глиняной пластики гасли один за другим в 1970-е. Тогда уникальных мастеров национальных ремесел указами партии и правительства сгоняли в артели и кооперативы, чтобы массово штамповать сувениры, одобренные худсоветом. В те времена остались в ремесле только большие мастера, бессребреники, не мыслившие себя вне своего искусства. Таким был великий самаркандский мастер Абдурахим Мухтаров, единственным продолжателем дела которого осталась только Дилором. Сегодня самаркандская игрушка жива. С каждым годом ценность этих керамических добрых драконов, забавных зверюшек, милых детишек, лукавых старичков становится все выше, и, возможно, в скором будущем они займут свое почетное место в собраниях коллекционеров.

 

Лилия Николенко

 

 

Подписка

Уважаемые читатели!

Не забудьте оформить подписку на наш журнал на 2017 год.

Подписаться на журнал можно с любого очередного месяца во всех почтовых отделениях Узбекистана.

Оформить подписку можно также через редакцию, оплатив счет.

Наши подписные индексы:
- для индивидуальных подписчиков - 957;
- для предприятий и организаций - 958.

Журнал выходит 12 раз в год.

© 2014 Review.uz. Все права защищены. Лицензия УзАПИ №1061.
Сайт работает в режиме бета-тестирования.